логин пароль (?) регистрация


СТИХИ
О ВОЙНЕ
1941-1945
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Умер Влад Пеньков
Умер Влад Пеньков
Повесть, написанная на карантине
Все поэтические сайты – по образцу и подобию…
Помогите Оле Шишковой
А судьи кто?
Vlll Международный литературный Тютчевский конкурс *Мыслящий тростник - 2020*
Ушёл из жизни Игорь Чурдалёв...
Уровень языка на сайте рифма.ру
Пародия n°8
Пародия n°7
Пародия n°6
Пародия n°4 и n°5
Пародия n°2
Пародия n°3
Вчера умер Андрей Федосеев...
НЕПРОШЕНЫЙ КРИТИК
Из архивов Радио Африка
С Пасхой (наступающей не по дням, а по часам)
ПОЗДРАВЛЯЮ Ольгу Шишкову!!!
X литературная премия имени Марины Цветаевой.
Сплин
Пародия n°1
Vlll Международный поэтический конкурс *45-й калибр*
Юнна Мориц — Письмо с фронта
Фашизм, нацизм и русские эрудиты
Знания, образование и эрудиция
IV Международный литературный конкурс им. Гавриила Каменева *Хижицы*.
Умер Леонид Лейбович
Три вопроса

Новые отзывы БЛОГОВ:
Велисевич Надежда 20:10
Островский Семён 18:42
Бочаров Дмитрий В. 13:26
Антонов Геннадий 00:19
Ломкин Роман 10:34
Стрелец Вик 16:47
Зорингер Генрих 00:23
Зорингер Генрих 00:22
Дадашев Борис 20:33
Дадашев Борис 20:32


Каратов Сергей
РЮМКА или о созхдании первого литкафе 01.05.2009 10:18


РЮМКА

Московское литературное кафе на Сретенке мы создавали с журналистом Борисом Сонкиным. Во время строительства Олимпийского комплекса на проспекте Мира, Борис возглавлял многотиражку «Олимпийский строитель». А я в это время руководил литературным объединением «Звезда». Мы с ним там и подружились. Спустя лет шесть после Олимпийских игр в Москве у нас с Борисом возникла идея возродить «Стойло Пегаса». Он приглядел бывшее кафе «Гном», оформленное в прибалтийском стиле, но запущенное и практически брошенное, из-за того, что к 1986 году у этого детского кафе не оказалось хозяев. Я работал в системе строительных общежитий при Главмоспромстрое, где вел литобъединение среди строителей. Мы вдвоем с Борисом поехали к моему начальнику – бывшему генералу МВД Василию Ивановичу Котову и получили его согласие на ремонт кафе с тем, чтобы мои студийцы, молодые строители, могли проводить в нем свой культурный досуг. И вот кафе открылось. Туда стали собираться журналисты, поэты, певцы, артисты, художники, музыканты. Конкурсы, вечера, посиделки, даже новый 1987 год отмечали в нем всю ночь. Масса мероприятий изо дня в день. Все это освещалось то по радио «Маяк», «Юность», то по телевидению, то в газетах. И вот как-то сидим несколько человек в ожидании вечернего мероприятия. Поэт Саша Еременко уже подвыпил, но перед ним еще стоит рюмка коньяку. Алексея Парщикова с Иваном Ждановым не было. Обычно эта троица была неразлучной. В кафе уже сидели Евгений Рейн, Борис Сонкин, два журналиста из числа завсегдатаев нового питейного заведения, несколько человек из моего литобъединения, двое иностранцев и я. За столом, где сидел Еременко зашел разговор о вторжении наших войск в Афганистан. С началом перестройки стали появляться голоса, протестующие против этого вторжения. И вот Саша Еременко вдруг заявляет во всеуслышание: «Не выпью этот коньяк, пока наши не выведут войска из Афганистана!» Ситуация мне показалась довольно забавной. Из присутствующих кто-то пожал плечами, кто просто усмехнулся, но какой-то даже мало-мальской поддержки молодой поэт не получил. Ушел в себя, но не надолго. Минут через десять он снова громогласно повторил свой протест о выводе войск, совместив его с угрозой, что не притронется к коньяку. Тогда я и говорю ему: «Саша, лучше уж выпей, а то пока наши решатся вывести войска, твой коньяк к тому времени попросту выдохнется». Войска вывели спустя четыре года. Думаю, протест Саши Еременко сыграл в этом деле не последнюю роль.
Кстати, недавно в ЦДЛе мы сидели за рюмкой чая с Ильей Блувштейном, вспоминая былые годы, и выяснилось, что на роль создателя Литературного кафе на Сретенке претендуют ряд лиц из круга московских литераторов, что у меня вызвало хохот и удивление одновременно. Говоря об этом, я обращаюсь к тем поэтам, которые некогда входили в студию Звезда, дабы они знали, что незаписанные мысли крадёт дьявол, а не оформленное кафе сопрут горе-литераторы, завалив читателя доказательствами несуществующих на то прав. Словом, есть над чем поразмышлять, дамы и господа поэты!!!



Стрелец Вик
02.05.2009 22:16
Хорошо.
Но это, в реальном срезе, обычная история: создателями окажутся те, кому удастся "достовернее" изложить историю...
Богатова Наталья
03.05.2009 20:59
А не в "Гноме" ли в 88-м был первый публичный вечер Генриха Сапгира?
Каратов Сергей
10.05.2009 21:35
Асманов Александр:

Саша. Эдмунд Иодковский дружил с нами, часто бывал в "Звезде". Мы с Сонкиным поднимались и на второй этаж, где были пустые квартиры с горами мусора. Мы, то есть звездинцы, устроили там уборку, поклеили обои, врезали замки в две квартиры и стали там проводить занятия "звезды". Эдмунд тоже попросился к нам. Он стал проводить занятия в другие дни. К концу лета 1987 года кафе и наш второй этаж закрыли. После этого с Эдмундом мы виделись реже. Позднее он создал газету, которая стала выходить при Союзе писателей Москвы. Он даже опубликовал там мое стих-е. Вот такие были у нас пересечения с Эдмундом Иодковским. Вполне дружелюбные, насколько это возможно в литературной среде.
Каратов Сергей
12.05.2009 09:27
Стрелец Вик:

Вик, Вы правы! Мало что-то хорошее сделать, надо еще потом долго доказывать, что это твоих рук дело. В данном случае это мелочь. Хотя бы то, что написал за долгие годы не ушло в чьи-то анналы.
Каратов Сергей
12.05.2009 09:29
Богатова Наталья:

Наташа, кафе на Сретенке было закрыто в 1987 году, в конце лета. Оно просуществовало всего год и пару месяцев. Вечер Сапгира, видимо, проводился в другом месте.
Каратов Сергей
12.05.2009 09:44
Иванов Виталий:

Это был 1987 год. Горбачев в ту пору еще был Генсеком. К нему мы не обращались. Обратились в телепередачу "Взгляд", и к нам в кафе приехал Саша Политковский с камерой. Отсняли наш форум по случаю закрытия кафе. Борис Сонкин выступил, другие яркие представители литературной общественности из нашей среды. Я там читал стихи про наше кафе, еще выступила Римма Казакова в защиту доброго начинания. Но мы не устояли. А потом уже не возвращались к созданию чего-то нового. Студия продолжала собираться в разных местах, где мы тоже осваивали помещение, украшали его афишами со своих выступлений, разрисовывали стены, устраивали чаепития и приглашение разных видных поэтов и прозаиков (Евгений Рейн, Виктор Коркия, Володя Вигилянский, Олеся Николаева, Виктор Гофман, Арво Метс, Виктор Ерофеев и др.) А Питерским писателям могу только посочувствовать, что у них не осталось места, где можно было бы собираться. У нас произошла перероценка ценностей: самыми невостребованными оказались те, кто созидают, а на высоте те, кто воспроизводит созданное на сцене или в кино.
Каратов Сергей
12.05.2009 09:46
Асманов Саша:
Эти люди приходили в Звезду. Гуков появлялся незадолго до своей кончины. Его приводил к нам на Абрамцевскую Юра Гончаров.

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
СТИХОФОН

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2019
php+sql dAb
пишите нам -
пишите_в_теме_rifma-help