логин пароль (?) регистрация


Новосибирский
поэтический
Марафон
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Инвалид
Иду по парку.
Всероссийский творческий конкурс *Дороги фронтовые - узелки на память*
О плесени и любви
Я - за справедливость
Всероссийский ежегодный литературный конкурс *Герои Великой Победы- 2020*
Сперматозоид и яйцеклетка
Геморрой совершенствует душу
ЦИРКУЛЬ @kstv77
10-й Международный Грушинский интернет-конкурс. Положение о конкурсе 2019-2020.
НЕПОКОРНОСТЬ
Три Товарища
ПРОСЬБА О МИЛОСЕРДИИ
О книге Геннадия Мартиновича
Интернет-конкурс Эмигрантская лира
Пока в Москве гевалт и рейвах
Зацелованному...
Ушла из жизни Майя Шварцман...
Vll Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Про вещество и существо
*Антоновка. 40+*. Литературная премия.
*Для тех, кто помнит*. Литературный конкурс к 7 ноября.
мысли вслух
мысли вслух
ЧУВСТВО ПОЭЗИИ
ЯЗЫК ПОЭЗИИ
Всероссийский творческий конкурс *Моя Москва*.
Всероссийский литературный конкурс *Золотое звено*.
XVII открытый Международный литературный Волошинский конкурс. Положение - 2019.
Новый литературный сайт

Новые отзывы БЛОГОВ:
Галь Дмитрий 13:50
Алисов Владимир 18:26
Тищенко Михаил 16:02
Дорогая редакция 03:03
Дорогая редакция 02:55
Алисов Владимир 00:44
Тищенко Михаил 21:18
Тищенко Михаил 21:11
Алисов Владимир 14:48
Гридин Сергей 13:38


Брагин Никита
Лаура делла Скала 22.07.2007 15:46

Ну, вот, и эти стихи отправились на покой. Они уже как-то отделились от всего остального, воспринимаются мной совершенно самостоятельно. Наверное, я их не сочинил, а просто записал, как смог. Существование самой героини кажется уже неким фактом из истории.

Как же это получилось? Летом позапрошлого года довелось мне быть в Баку. Свободного времени было достаточно, а я вообще пишу лучше при перемене мест. В дороге, в дальних странах и т.п. И тут - не исключение. Давно мне хотелось всерьез поработать с классическим сонетом. Причем я это рассматривал как необходимый этап учебы. Мне показалось интересным написать что-то в духе Итальянского Возрождения. Но для этого нужна была некая достоверность. И я стал ее создавать.
Сначала - время. Конечно, не 14 век. Сонеты Петрарки стали широко известны лишь много десятилетий спустя после его смерти - да и сам он не придавал им большого значения, много выше ценя свои латинские стихи и поэмы, надежно забытые ныне. Значит - на сто с лишним лет позже, в начало 16 века, когда сонеты писали многие и многие.
Теперь - город. Разумеется - Верона. Спросите, почему? Место первого приюта Данте, изгнанного из Флоренции. Плюс к этому - место действия - Ромео и Джульетты. Данте - первый, а Шекспир - последний из великих поэтов эпохи Возрождения. Алфа и Омега.
Имя автора. Вот это оказалось самым трудным. Фамилия, впрочем, нашлась быстро. Герцог, произносящий знаменитую фразу в финале трагедии Шекспира - нет повести печальнее на свете - реальное историческое лицо. Бартоломео делла Скала. А правитель Вероны, к которому приехал Данте - его племянник Франческо делла Скала, по прозвищу Кангранде.
Долго же я придумывал благозвучное имя, и ничего не получалось. В конце концов, когда я уже совсем отчаялся, пришла спасительная догадка - почему ты ищешь мужское имя?
Это решило все. Имя могло быть только одно - Лаура. Лаура делла Скала. Вспомнилось знаменитое -

Могла ли Биче, словно Дант, творить,
Или Лаура - жар любви восславить?

Очень скоро я понял и безмерную трудность задачи, и собственную ограниченность, и все это вступало в противоречие с разгоравшимися амбициями. Я не хотел мистификации и стилизации - я хотел, чтобы это звучало по-настоящему. Я не хотел развивать многократно обкатанную тему несчастной любви - я желал счастливую любовь. Я не хотел завершать историю Лауры счастливой свадьбой - она должна была испытать еще многие радости и горести - прежде всего, материнство. Я думал и о том, как ограниченны, в сущности, рамки любовной лирики - и как хотелось написать о том, за что не брались даже наши великие женщины-поэты.
Почти год продолжались мои мучения, я ничем не мог заниматься, все другие планы - отложил в сторону. И теперь - еще год прошел, и мне очень грустно, потому что знаю - это никогда не повторится.
А о том, что получилось - судите сами по этим нескольким выбранным стихотворениям.


Фламметта

Велик эфес двуручного меча!
Блестит клинок волною рукотворной,
Храня палящее дыханье горна,
Как Божий свет – венчальная свеча!

Так и любовь – светла и горяча!
Ты боль, и кровь, наполнившая горло,
Ты факел маяка, над бездной чёрной
Вознёсший в небо лезвие луча!

Моим рукам не удержать фламметты!
Моим глазам не одолеть орлиных!
Бессилен перед бурей голос мой…

Из всех оружий – только сталь сонета,
Преодолевшая веков пучины,
Покорна мне, и навсегда – со мной!


Arena di Verona

Моей Вероны древняя арена!
Ты знала поступь легионов Рима,
И алеманнов, что неумолимо
Громили храмы, сокрушали стены!

Ты помнишь всё – и тлен чумного дыма,
И ласку расцветающей вербены,
И рыцарей железные колена,
И образ Девы, мастером творимый!

Но незнаком тебе могучий воин,
Возлюбленный Лауры делла Скала,
По ком сгораю полночью бездонной!

Да порастешь ты сорною травою,
Пока его броня не засверкала
Передо мной, дрожащей и смущённой…


Кузнечик

Проказник, ты всё видел и подслушал
Наш разговор, и наши поцелуи,
Пока фонтана шёлковые струи
Не поднялись до ветви старой груши…

Спасался ты, и выпрыгнул на сушу,
Мою ладонь опасливо минуя,
Уселся на дорожку земляную,
Застрекотал, и растревожил душу!

Твой век – лишь миг, мой маленький кузнечик,
Мой милый несмышлёныш лупоглазый,
Слезинка, растворённая в крови…

Когда тебя у Ахерона встречу,
Ты подивишься моему рассказу,
А мне напомнишь о садах любви…


Повилика

Любимый, видишь – вьётся повилика
По изголовью мраморных колонн…
Нетленный камень нежно покорён
Её цветов улыбкой солнцеликой…

Но будет сладок их любовный сон
Лишь до зимы, бесчувственной и дикой,
Где милый, призывая Эвридику,
Поёт и плачет, сдерживая стон…

Обрывки листьев унесут метели...
На мне – лишь пепел, на тебе – броня,
Сияние могучей капители!

Но на закате ласкового дня
Канцону, что мы только что допели,
Сыграй на лютне – вспомни про меня…


Образ

Пусть говорят - он стар и некрасив!
Обманна внешность, неподкупна вера...
Посмею ли войти во мрак пещеры,
Чужого мненья факел погасив?

Иной красавец, как павлин, спесив,
Распустит перья, и, не зная меры,
Изобразит изящные манеры,
Очередную глупость возгласив...

Как часто вы, поэты, воспевали
Любовь, слагая гимны красоте
И в золочёном, и в простом овале!

Вы посвящали образы мечте,
Не узнавая, что они скрывали,
Но я люблю - и вижу в темноте...


Лихорадка

Всю ночь меня терзала лихорадка,
Лишь утро подарило мне покой...
Я не встаю и слабою рукой
Бессонницы напев пишу украдкой...

Так море после шторма зыбью гладкой
Вздымает кораблей разбитый строй,
И вёсла режут ломаной строкой
Холодную волну... О, как мне сладко!

В мелодии лазури я тону,
Все чувства растеряв, одно - лелея,
Всё забывая у любви в плену...

Наверное, лишь тяжело болея,
Светлеет сердце, слыша тишину
Рассвета, что плывёт в окно, алея...

Продолжение - ниже
Брагин Никита
22.07.2007 15:51
В минуту боли

От глаз твоих я ничего не прячу:
Ни опалённых лихорадкой щёк,
Ни смятый окровавленный платок,
Ни то, как часто по ночам я плачу...

Ты лучше всех познал, что это значит,
Что жизнь уходит, как вода в песок,
Что вянут листья нерождённых строк,
Что я горю - и не могу иначе!..

Ты держишь смерть на скальпеле ума,
Касанием одолевая хвори,
Смиряя сердце сонною травой...

Неумолима тёмная зима,
Неодолимо штормовое море,
Но я живу, спасённая тобой...


Шахматы

Мой добрый лекарь, мудрый альбионец!
Я рада в шахматы играть с тобой,
Я заплачу забавою любой
За головную боль твоих бессониц!

Начнем движенье черно-белых конниц
В прорыв, на приступ, в безнадежный бой!
Любовь оспорю с ведьмою-судьбой,
Как некогда свирепый Македонец!

Я скоро проиграю в этой спешке,
Но лучше буря стали и огня,
Чем истлевать калекой на тележке!

Любуйся, доктор! По щиту звеня,
Я смело отдаю тебе три пешки
Гамбитом королевского коня!!


Орел

Твоих галер косые паруса
Белеют возле стен Святого Марка, -
Так движется, мучительно и жарко,
В полнеба распростертая гроза!

Но шепчут горе злые голоса,
И вороньё все продолжает каркать,
И смерть лежит на куполах и арках,
Седея, как вечерняя роса...

Но я не верю слухам и наветам!
Я вижу только смутный ореол -
Зарницу отдалённого ответа!

Кто полюбил, тот навсегда обрёл
Воздушное предчувствие рассвета,
Как со скалы взлетающий орёл!..


Преображение

Кольнуло сердце, дрогнули колени
Так неосознанно и откровенно,
Что и решётки, и замки, и стены
Ослабли, и осыпались во тлене,

И перекрестием упали тени
Двух тонких рук, своей свободой пленных,
И набежали волны белопенно
Рыдающим цветением сирени...

Ты подхватил меня, соединив
Размах крыла и томный стон клавира
В одно касанье и один призыв!

И, обретая зрение и слух,
Нам улыбался лучезарный дух
Преображённого любовью мира!


Цветок

Перед тобой - нетронутый цветок.
Возьми его - он не боится боли!
Он только шелохнётся - и не боле!
Всё остальное слушай между строк...

Пока живу - не будешь одинок,
Как этот вяз посередине поля,
Покорствующий ветру поневоле,
Что обрывает за листом листок!

Я не сумею отразить удары,
Не защищу от зависти и зла,
Своей слезой не потушу пожара!

Но лет нерассуждающая сила
Пройдёт, как сон, в котором я была
Твоею утешительницей, милый...


Нимфа

По солнечной дорожке я плыву
К тебе, любимый - будь же наготове!
Всё, узнанное в музыке и слове,
Я воплотиться формою зову!

Как темпера и мрамор - наяву!
Как Галатея, что навеки внове
Для каждого касания любови,
Вдыхающей огонь и синеву...

Ты скажешь - это ласковая нимфа,
Резвящаяся в молоке и мёде,
Как море виноцветное, свежа...

Твоей судьбы угаданная рифма -
Ликующая в золотом восходе,
Тобой преображённая душа!


Серебро и золото

Твоё ли серебро, моё ли злато
Бегут волною по моей руке,
Как два потока, но в одной реке,
Как цепи янтаря на светлых латах...

Любовь неутолимая! Была ты
Росинкою, уснувшей на цветке,
Слезою, умирающей в песке,
Водой, текущей по рукам Пилата!

И плач дождя, и радуга фонтана,
И тысячи иных метаморфоз
Соединятся в сердце океана,

Как нежное прикосновенье роз,
И на ладони - ласковая рана...
И тёплое слияние волос...


Творчество

Объятия прохлады и покоя
Сомкнутся над кольцом седого дожа -
Волна возьмёт, но возвратить не сможет
Подаренное сердцем и рукою...

Я знаю наваждение такое,
Что не любовь, но на неё похоже,
Что, как она, и манит, и тревожит
Надеждой, озарением, тоскою...

Доверенное заберёт оно,
Всё лучшее расплавит без пощады -
Так растворяет жемчуга вино!

Как поцелуй, само себе награда,
Развяжет всё, что рифмой сплетено,
И вновь совьёт лозою винограда.


Бремя жизни

Ни серебро таинственной луны,
Ни золото ликующего Феба,
Ни диаманты бархатного неба,
Ни глубина сапфировой волны,

Ни белизна цветущего побега,
Ни пчёлы, лепестками пленены,
Не отвратят ни крови, ни войны,
Ни поругания воды и хлеба...

В глубинах сердца слышу - отпусти,
В заоблачную даль я улетаю,
Но бремя жизни на моём пути,

И только невесомые листы
Кружат и плачут лебединой стаей,
Любви даруя нежное - прости...


Кручина

Стеснённое цепями островов,
Помолодело море, засыпая…
Наверно, вознеслась душа святая,
И тишиною лёг её покров…

Но ты тревожен, милый, и суров…
Всё ждёшь, чем поразит судьба слепая,
Всё меришь время, медленно ступая,
И я не слышу ни шагов, ни слов.

Ты юность отдавал морской пучине,
Вбирая штормовую седину,
И бурю видишь, кажется, и ныне…

Как якорь, опускается ко дну
Свинцовое молчание кручины…
Вели – и я с тобою утону…


Два сердца

Я чувствую то жгучий запах перца,
То горького лимона холодок -
А пальцы мнут надушенный платок
Мучительным усильем страстотерпца...

Как шумно все - и скрипнувшая дверца,
И рвущийся измаранный листок,
А солнца жар неистово жесток -
Оно не знает, что во мне два сердца...

Несносен день, и ночью не до сна -
Но не зови врача, пока не надо...
Твоей любовью, милый, я больна.

Твой поцелуй - вечерняя прохлада,
Ты счастлив - и ложится тишина,
И тяжелеют гроздья винограда....


Шиповник

В моем саду всё ярче и краснее:
Плющи плетут пунцовые венки,
Шиповник, обронивший лепестки,
Алеет сердоликовой камеей,

И облетают поздние космеи
На сумрачное зеркало реки,
Томит роса поникшие ростки,
И темнота приходит всё скорее...

Дотронешься до ягоды слегка -
Она теплеет, мягкая, как тесто,
И морщится, как щёки старика.

Подружка милая, признаюсь честно -
Уже устала от письма рука,
И это платье, кажется, мне тесно...

Брагин Никита
22.07.2007 15:53
Колыбельная

Улыбнувшись колыбельной,
засыпай, сыночек мой.

Сердоликом на ладошке,
первоцветом под сосною,
ясным лучиком в окошке,
первозданной синевою
мир уснул в объятьях зноя,
только море, мальчик мой,
за кормою корабельной
чуть колышется волной.

Твой отец на бастионах
в чёрном зареве осады,
там, где сабельные звоны
заглушили плач цикады,
а над нашим виноградом
только небо, мальчик мой,
улыбнулось беспредельной
златоокой вышиной.

В час, когда он возвратится,
будет ясный лунный вечер,
будут спать цветы и птицы,
у окна заплачут свечи…
парусам его навстречу
наше счастье, мальчик мой,
льётся песенкой свирельной,
очаровано весной…


Первое Рождество

Ещё невнятен этот нежный лепет,
А слух мой ищет пробужденья слов,
И каждый звук так несказанно нов,
Что в сердце тает благодарный трепет.

А ночь фигурки сказочные лепит,
Раскрашивая их палитрой снов,
Что в колыбели отыскали кров,
Как пастухи в рождественском вертепе.

Цветные стёклышки, папье-маше,
Фонарики – такая благодать,
Что даже глина светится, как мрамор…

И нетерпенье – музыкой в душе!
Я знаю, что придется подождать,
Но хочется скорей услышать – мама…


Предрассветное

Мой маленький, во сне ли улыбаясь,
Ты отвечаешь взору моему?
Ещё чуть-чуть, и, кажется, пойму,
О чём ты грезишь, пальчики сгибая…

Ты как полоска моря голубая,
Родная сердцу, ясная уму,
Как радость, что, покорная, приму,
Лишь только прикоснётся весть благая.

Мне дорог час рассветной немоты,
Которую своим внезапным плачем,
Как паутину, разрываешь ты.

И петушиный крик, и лай собачий
Сворачивают сумерек листы…
Вот и заря – не может быть иначе.


Умиление

Я чувствую, что ты вот-вот заплачешь,
Что сжались губки - сердцем узнаю,
И прогоняю тишину мою
От языка, и от души - тем паче!

И каждый миг она звучит иначе -
Струна любви, которой я пою,
Почувствовав тростиночку твою,
Что на груди своей от солнца прячу.

Как туго натянулась эта связь
Шестого чувства - тонкой пуповиной,
Эфирным трепетанием струясь...

Так две неразделимых половины
В одной скорлупке, плача и смеясь,
Обнялись, пролетая над пучиной...


Иконописец

Иконописец мудрый, не тебе ли
Затрепетавшим золотом лучин
Сквозь темноту пределов и причин
Сияют ликов нежные пастели?

Твои ли губы от любви немели
Предчувствием страданий и кончин?
Твоя ли слава – иноческий чин,
И терние монашеской постели?

Но, силой духа поражая страх,
Мазки ложатся, тонкие, как листья,
Что разбудила дождиком весна.

И Матерь Божья с Чадом на руках
Всё явственнее смотрит из-под кисти,
Премудростью твоей удивлена…


Ваятель

Как дуб Мамврийский, эти формы стары...
Разбросаны, и собраны опять,
Они влекут воображенье вспять,
Ко рваной ране на груди Каррары!

На ней сошлись, не уступив и пядь,
Сиянье неба и глубин кошмары,
И молота жестокие удары
Освобождают, чтобы вновь распять...

И сердца кровь на грани тьмы и света
Взывает серебром карандаша,
Штрихом резца и рифмами сонета,

И, скорбный путь во мраморе верша,
Творит, небесным пламенем одета,
Твоя неукротимая душа!


Фреска

Смотрю, и, неожиданно прозрев,
В недвижном постигаю взлет пожара,
В безмолвии ловлю раскат удара,
И в тесноте зрачка - растущий гнев…

И плачу, повторяя нараспев –
Что для тебя спасение и кара,
Когда творишь, прикосновеньем дара
Неповторимый миг запечатлев?

По сумеркам ведя любовь и разум,
Твоя судьба, проснувшись, отдала
Тепло – руке, сияние – алмазу,

И ветер – взмаху вольного крыла,
И дивный свет, чья сила тяжела,
Как пламя солнца – слепнущему глазу.


Моление о Чаше

Не гордым аркам акведуков Рима,
Но скромному колодцу Вифлеема,
Не пышным перьям рыцарского шлема,
Но вдовьей лепте, что звенит, незрима,

В который раз ты явишься, творима
Свечой и словом, дивная поэма,
И будет ночь, и роковая тема
Масличной рощи Иерусалима

Свершится, как века запечатлели,
По их канону, не смягчая доли,
И не скрывая ни бича, ни стали,

Ни дрожи, ни слезы - у самой цели,
Где немощь тела покорилась боли,
А дух не в силах одолеть печали...


Страшный Суд

О, матушка моя! Ты говорила
О скорби мира, и о Дне Суда,
Когда покроют пеплом города
Вулканов пробуждённые горнила,

И пошатнутся солнце и светила,
Когда взойдёт Полынная Звезда,
И обратится горечью вода,
И по земле разверзнутся могилы...

Но слово утешения текло
Рекою жизни, что светлей кристалла,
И прорастало солнечным зерном,

И было сердцу больно и тепло,
Когда твоя любовь меня ласкала,
И плакал вечер огневым вином...


Брагин Никита
22.07.2007 15:55
Карнавал

Весна, веселье, юность, карнавал,
Вздыхают лепестками эфемеры,
Но рядом с ними пустота - без меры,
Без образов, без звуков, без зеркал.

И дух, что воплощал и воспевал
Врата, мосты, скрещения, барьеры,
Замкнул печаль тысячелетней веры,
И наложил печать, и замолчал...

Скитается неузнанное слово
По праздным лабиринтам суеты,
По хаосу сознания больного,

И ты не вспомнишь имя сироты,
Но, чувствуя дыхание былого -
Не мне! Моей любви ответишь ты!


Маска

Уже не слышно шума карнавала,
Алеет на стене закатный блик,
И лепестки роняет базилик
С балкона в сумрак сонного канала,

И в колыхании волны усталой
Всплывает маска… сдерживаю крик,
В мои глаза глядит холодный лик…
Непрошенная… я тебя узнала!

Ты ловишь мир зиянием глазниц,
Вбирая свет и похищая слово,
И пряча слёзы в инее ресниц…

Я отвернусь – ты возникаешь снова
В зеркальной глуби, в немоте страниц…
Мне страшно!.. подожди… я не готова…


Прощай!

Твоей любви, не ищущей совета,
Не требующей клятвы и залога,
Не верящей, что кончится дорога
Аккордами последнего сонета,

Печали угасающего света
Отдам, остановившись у порога,
И тихо припаду к ладони Бога,
Твоей прощальной ласкою согрета...

Прости, мой милый! Камень из оправы
Бессильно выпал... золотым овалом
Замкнулась холодеющая мгла...

Тебе, любимый - долгих лет и славы,
И не горюй о том, что миновало,
Но радуйся тому, что я - была...


Неоконченная канцона

Жизнь моя! Зарёю огнекрылой
Ты всходила и любовь дарила,
Оставляя вехи на пути -
Полудрёму старого платана,
Лютни плач, хоралы океана,
Детский лепет у моей груди!
Жизнь моя! Тебя не перейти
Заново, как золотые нивы,
Заново, как вешние разливы
Талым снегом опьянённых рек...
Так останься - юными дарами,
Струнами стиха, свечой во храме -
Мой короткий век...

Жизнь моя! За всё благодарю я -
За огонь и нежность поцелуя
В серебристой музыке луны,
За тугие грозди винограда,
И каррарских мраморов каскады,
И седую прядь морской волны!
За напевы славной старины,
И героев гордые могилы,
И слова неукротимой силы,
Вверенные моему перу,
И за то, что на руках любимых,
Узнавая лики серафимов,
Я сейчас умру...

Мне уже не страшно и не больно;
Дальний голос бронзы колокольной
Не успеет надо мной допеть...
Пеленая душу облаками,
Приголубит нежными руками
Та, чьё имя...


Для тех, кого заинтересовало - полная версия романа Лауры здесь -
http://www.stihi.ru/author.html?kangrande
Брагин Никита
22.07.2007 16:14
Александр, спасибо. У Вас есть книжка, можно не скачивать )
Двуручный меч-фламберг имеет очень большую рукоять и не меньшую гарду (крестовину). Велик - для рук, непосилен, как итальянский сонет.
Тарасенко Александр
22.07.2007 17:14
Перечитал все! Непередаваемое удовольствие, Никита, получил. И за предисловие - спасибо! Какое благо так органично вживаться - во времена, пространства, судьбы. Тысячи жизней в одной. А Трудолюбию и мастерству только позавидовать. Спасибо и успехов!
Брагин Никита
22.07.2007 17:20
Спасибо, Александр!
Бейлина Мадлен
26.07.2007 02:20
Никита, СПАСИБО......................
Брагин Никита
26.07.2007 12:48
Благодарю, Мадлен. Жаль было убирать, но что поделаешь.
Сытенко Владимир
26.07.2007 20:25
Никита, очарован Вашим мастерством. Действительно, так войти в уже минувшие времена дорогого стоит.
Арсанова Янка
26.07.2007 23:55
Здорово, Никита! очень-очень...
вся под впечатлением, хотя всё ещё не прочитала - скачала себе на комп, чтобы почитать потом спокойно:)

но всё это - просто потрясающе, честное слово!
Брагин Никита
27.07.2007 06:26
Спасибо, Владимир и Яна!
Брагин Никита
27.07.2007 15:16
Спасибо, Александр. Сделаю. И позвоню.
Болотова Маргарита
27.07.2007 22:51
Привет, привет, привет ,Никита!
Поклон Вам низкий до земли.
Вы на Стихире увели
Всех женихов у Маргариты.

О, тайна Ваша здесь открыта –
Лаура видите ли Вы …
И к свету тянется из тьмы
За Вами рыцарская свита.

Несчастная пред Вами дщерь -
Мне к женихам закрыта дверь,
Горюю я одна отныне.

Рождает новенький сонет
Никита Брагин – наш поэт,
Взяв у Лауры только имя… ))))))

Спасибо, Никита!!!!
Получила несказанное удовольствие от прочтения Ваших сонетов!!!


Брагин Никита
28.07.2007 08:17
Спасибо, Маргарита. Вообще-то, цели такой не было :) и нет, а инкогнито я раскрыл очень давно, больше года назад. Ну, неважно. Многих Вам поклонников на всех и всяческих сайтах.
Брагин Никита
26.10.2007 08:43
Спасибо, Елена.
Я потратил некоторое время на изучение итальянской поэзии Возрождения, да и истории самой. Но, здесь не только эти, вполне материальные причины.
Должен сказать, что эти стихи уже давно не воспринимаю, как свои собственные. Больше того, мне вообще хочется верить в реальность существования Лауры делла Скала.
Все это так теперь тесно связано. Не будучи мистиком ни по способностям, ни по призванию, я, однако же, оказался в цепи необычных и неожиданных для меня событий. Думаю, это не случайно.
Брагин Никита
06.11.2007 17:53
Спасибо, Лена. Мне кажется даже большее - она существовала. До меня.
Брагин Никита
17.08.2008 09:10
Лена, фламметта, это именно придуманное мной слово. Оно имеет несколько созвучий: 1) flamberg - "огненный" меч с волнистым лезвием; 2) flammeo - итальянское поэтическое - пламенный; 3) Фьямметта - имя, которое Боккаччо придумал для своей возлюбленной, позднее это же имя использовал Данте Габриэль Россетти.

Вот упоминание в статье, которая, правда, доказывает боевую ценность фламберга, но содержит и ссылку на бытовавшее мнение о символическом смысле подобного меча. В любом случае, в классических изображениях Михаила Архангела видно, что он держит огенный меч с волнисто изогнутым клинком, подобным языку пламени. Мне довелось видеть совершенно уникальный фламберг - он был не только волнистым, но еще и с кривым, как у сабли, лезвием, причем огромной длины.

http://weaponsas.ucoz.ru/publ/11-1-0-42

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Международный Грушинский Интернет-конкурс

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2019
php+sql dAb
пишите нам -
пишите_в_теме_rifma-help