логин пароль регистрация
кто тут=>


Новосибирский
поэтический
Марафон
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
*Антоновка. 40+*. Литературная премия.
*Для тех, кто помнит*. Литературный конкурс к 7 ноября.
мысли вслух
мысли вслух
ЧУВСТВО ПОЭЗИИ
ЯЗЫК ПОЭЗИИ
Всероссийский творческий конкурс *Моя Москва*.
Всероссийский литературный конкурс *Золотое звено*.
XVII открытый Международный литературный Волошинский конкурс. Положение - 2019.
Новый литературный сайт
II-й литературный конкурс *Голос Севера*. Положение о конкурсе-2019.
НИКАКОЙ ДУЭЛИ НЕ БЫЛО
Умер Лёня Колганов...
О пытке
Сильно! Честно! И прямо по морде!
О творческих конкурсах вообще и поэтических в частности
ПОЗДРАВЛЕНИЕ
Конкурс исторической поэзии *Словенское поле - 2019*
Премия *Поэзия*. 2019 год. Положение о премии.
15 апреля скончалась Ольга Алёшина...
Vll Международный литературный тютчевский конкурс *Мыслящий тростник*
Всероссийский поэтический конкурс *Я знаю, родятся песни...* к 135-летию Н.А.Клюева
III конкурс молодых поэтов на приз имени Бориса Богаткова
Радио КОНКУРС ПоЭдинок
ЧЕТЫРЕ КОНКУРСА ФЕСТИВАЛЯ «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА-2019»
Международная литературная премия им. И. Ф. Анненского
3-й Всероссийский литературный конкурс *Хижицы - 2019*. Положение о конкурсе.
8-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2019. ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ.
Vll Международный поэтический конкурс *45-й калибр* имени Георгия Яропольского. Сезон-2019.
Джинна вызывали?

Новые отзывы БЛОГОВ:
Стрелец Вик 23:31
Брагин Никита 10:11
Галь Дмитрий 17:50
Элго Маргарита 11:10
Алисов Владимир 23:08
Элго Маргарита 12:51
Элго Маргарита 12:43
Алисов Владимир 23:48
Элго Маргарита 17:08
Алисов Владимир 10:32


Малинина Наталья
БРАТ ТВОЙ 30.04.2017 13:04

ИЗ цикла: ОПЫТЫ ГЕРМЕНЕВТИКИ

Светлана Ширанкова: триптих *Мифы народов Лукоморья*

Возможности понимания поэтического текста вовсе не безграничны — безграничны, как раз, возможности непонимания* (Л.Я. Гинзбург)

БРАТ ТВОЙ

Погляди - с востока струится тьма, у луны на лбу проступает крест,
Все моря и горы сошли с ума, ощутив нужду в перемене мест,
Воздух режет горло острей ножа, в животе шевелится скользкий спрут.
Но еще не поздно унять пожар, успокоить бурю, отсрочить суд,
Прекратить ветров погребальный вой, заменить вулканы на дым печей...
Смехотворна плата: убей того, кто сегодня спит на твоем плече.
Он - палач и плаха, скудель беды, преисподний выкормыш, адский стяг,
Кровь и гной наполнят его следы... Хоть чуть-чуть промедлишь - и будет так!
Две печати сняты, осталось пять, рыжий конь гарцует у райских врат.
Воды рек вот-вот обратятся вспять, и на землю рухнут огонь и град,
Третий ангел держит у губ мундштук, и звезда Полынь на весу дрожит…
Почему же ты не разнимешь рук? Отпусти, ему все равно не жить!
Отчего ты щуришься, хмуришь бровь, побелевший рот превращая в шрам?
Да какая, к дьяволу, тут любовь, если небо треснет сейчас по швам,
Если чаши гнева уже кипят, для господней жатвы наточен серп?
Ты ведь знаешь цену: твой младший брат - или все. Ты слышишь? Под корень - все!
Ну, решай скорее* .Шуршит песок, растирая в пыль горизонта нить...
Ты легко целуешь чужой висок - осторожно, чтобы не разбудить.

Кошка Шредингера

Доктор Шредингер, Ваша кошка еще жива.
Написала бестселлер, прекрасно играет в покер
(На каре из тузов ей всегда выпадает джокер),
Раздает интервью, в интернете ведет журнал,
И, сказать по секрету, весьма популярный блоггер.
Ящик - форма Вселенной, какой ее создал Бог.
Геометрия рая: шесть граней и ребра-балки,
По периметру - вышки, забор, КПП, мигалки.
Иногда вспоминается кресло, камин, клубок,
И его почему-то бывает ужасно жалко.
Доктор Шредингер, Ваша кошка не видит снов,
Бережет свою смерть в портсигаре из бычьей кожи,
Не мечтает однажды создателю дать по роже,
Хочет странного - редко, но чаще всего весной.
Любит сладкое. Впрочем, несладкое любит тоже.
Вероятности пляшут канкан на подмостках стен,
Мироздание нежится в узких зрачках кошачьих.
Ваша кошка, герр Шредингер, терпит невольный плен
И не плачет. Представьте себе, никогда не плачет.

Мифы народов Лукоморья. Песнь первая

Берег и море - местная ойкумена,
Море и берег - сколько хватает глаз.
Дохлая рыба, мусор, ракушки, пена,
Чаячья пара ссорится напоказ.
Мир, несомненно, плоский. Ты - в центре мира.
Купол небес прозрачен и невесом,
Шов горизонта наспех прошит пунктиром,
Дуб (баобаб? акация?) врыт в песок.
Ты - всемогущ? Забудь. Лишь прискорбно вечен.
Твой приговор подписан: число, печать.
Цепь золотая кангой* терзает плечи;
В здешней тюрьме нет скважины для ключа.
Впрочем, бывает хуже. Не спорь, бывает:
Язвы, чума и стужа, вороний грай...
А у тебя тут - личный кусочек рая,
Разве что заперт. Ну, так на то и рай.
Спи и гуляй, мешай имена и даты,
Звезды считай и яблоки с ветки рви.
А заболит… не яблоки виноваты,
Это слова бунтуют в твоей крови.
Просто вдохни и зубы сожми покрепче -
Скоро пройдёт, хоть будет саднить слегка.
И - привыкай. Тебе присудили вечность
Без языка

Можно изучать стихотворение как продукт, то есть текст с присущими ему характеристиками (такими, как метр, размер, рифма, фонетический состав, выразительные средства, образная система и т.п.). А можно подходить к нему исторически, то есть рассматривать сам процесс, который привел к созданию стихотворения. С третьей позиции, объектом анализа может стать восприятие читателя.
Вот о нём и поговорим. Тем паче, что шедевром произведение делает не автор, а Читатель. И неважно большое это количество рядовых читателей, *сделавших* Асадова большим поэтом, либо это Очень Большой Читатель, присудивший поэту Нобеля (премию Газпрома) и тем привлёкший любопытство Большого Количества Читателей:)
Говорят, акт НЕПОСРЕДСТВЕНННОГО восприятия стихотворения — алхимия чистой воды. И как ни доказывай иной критик, что стихотворение «Брат Твой» имеет *перебор банальностей, миллион раз использованных ранее*, а посему насквозь *вторично* - вельми немалая часть читателей с ним не согласится, потому что стихи...гипнотизируют.
Но ведь с означенной мною «третьей позиции» о подобном воздействии поэзии уже давно и поэтично высказался Михаил Юрьевич: *Есть речи — значенье/ Темно иль ничтожно, /Но им без волненья/ Внимать невозможно*. Я именую этот критерий XZ (икс –зет, а по-русски Xрен Zабудешь или X аризма-Z ападаемость в душу или XЗ – что ещё, потому что субъективно!). Гладкие, безупречные куплеты с набором навороченных тропов оставляют равнодушным, а вот такое, «с переборами банальностей»(как высказался критик И.Т.) стихотворение – потрясёт до основанья, а затем… А затем, захочется понять – ЧЕМ, собсссно? А главное - ПОЧЕМУ? И поверить алхимию – химией. То есть обратиться не к метафизике, а к диалектике.
Не хотелось, но придётся привести одну цитату, проясняющую алхимию с позиций исторического (не скажу материализма), а наблюдения над процессом: *Иные образы и сравнения до сих пор остаются в обороте, избитые, но внятные, видимо связывающие нас, как обрывки музыкальных фраз, усвоенных памятью, как знакомая рифма, и вместе с тем вызывающие вечно новые подсказывания и работу мысли с нашей стороны. Вымирают или забываются, до очереди, те формулы, образы, сюжеты, которые В ДАННОЕ ВРЕМЯ ничего нам не подсказывают, не отвечают на наше требование образной идеализации; удерживаются в памяти и обновляются те, которых суггестивность полнее и разнообразнее и держится долее; соответствие наших нарастающих требований с полнотою суггестивности создает привычку, уверенность в том, что то, а не другое, служит действительным выражением наших вкусов, наших поэтических вожделений, и мы называем эти сюжеты и образы поэтическими
Малинина Наталья
30.04.2017 13:14
Если эти образы и сюжеты, эпитеты и сравнения, мотивы и формулы заставляют интенсивно работать воображение читателя, вызывают яркие эмоциональные переживания, раскрывают новое миропонимание или обновляют старое, то эти образы суггестивны… (А вот, внимание!): *Разумеется, для каждого в зависимости от его умственного развития, личного опыта и способности умножать и считать вызванные образом ассоциации, степень суггестивности поэтического текста бывает различной*. (А. Веселовский. Из введения в историческую поэтику, 1893).
Я уже говорила то же самое, но другими словами, касаемо багажа двух дам судейского корпуса )). Развеем *струящуюся тьму* термина: СУГГЕСТИВНОСТЬ (суггестивный) - термин английской эстетики, применившей к поэтическим произведениям выражение suggеstivе, буквально обозначающее намек, внушение, подсказывание. История поэтических образов, мотивов, сюжетов, формул представляет изменчивое чередование их, то умирание, то возрождение с бытованием некоторых из них до времени, когда они станут мертвыми и вдруг вновь оживут, вызванные поэтическим спросом, требованием времени (с).
Думаю, что успех *Мифов* их невыветривающийся из памяти купаж вопреки тому, что в них употреблены мильярды раз слышанные слова, символы и прочие *банальности* (за перечнем коих отсылаю к критику И.), объясняется с точки зрения *третьей позиции* этой самой суггестивностью, с помощью которой их авторы *внушили* нам определённое опьянение, очарование, размышление, откровение.
С третьей же позиции - возможности понимания поэтического текста вовсе не безграничны — безграничны, как раз, возможности непонимания. Для критика И.непонимание текста повлекло критику с *первой позиции* - *стихотворение = продукт*. И. полагает, что продукт – НЕ первой свежести, что называется, *осетринка с душком*.
Малинина Наталья
30.04.2017 13:15
Признаюсь, я тоже не сразу прониклась *Братом* в части открытого финала, ввергшего меня в *недогадки*, которые раздражали, но... будили мысль и воображение. Тогда, сойдя с третьей позиции на позицию потребителя, я расценила *недостаток информации о товаре*, как нарушение Закона о правах потребителя, согласившись, было, в подходе к оценке заключительных строк *Брата…* с критиком И. практикующим именно такой подход. Мол, *недодел…*
Однако, попытки отмахнуться от вопросов с позиций первой позиции потерпели фиаско, и вот тогда я рискнула замахнуться на «алхимию».
И вот что вышло: стихи эти не забываются потому же, что и фильмы Тарковского, что и Библейские сюжеты, ибо затрагивают самое глубинно-человеческое, решаемое каждым и каждый раз - непросто: проблему совести (миф первый- «Брат твой»); свободы и её относительности (равно как и относительности самой жизни - *Кошка Шредингера*); счастья – несчастья и его критериев с позиций жизни и вечности, начала начал и конца концов (*Миф третий* - о рае без языка). А что это, как не категории Вечной Поэзии, перефразируя Блока с его Вечной Женственностью?… Время теперь таково, что проблемы переосмысления этих истин поднимаются не только насаждаемой обществу религией, но и сменой формата самого общества. Отсюда,как во всякий переходный период, желание разобраться – в том, что происходит в тебе и за пределами тебя. И автор *Мифов* постарался, если не разобраться, то поставить вопросы. И поставил.
И вопросы эти перерастают в то, что есть в каждом хомосапиенсе: «Так где же правда?!»…
… После многодумных дней и ночей *Мифы* внушили мне, как говорил Бабель «предчувствие истины». Вот оно: старший брат получает свыше откровение о том, что *Для господней жатвы наточен серп*. Назначена жертва искупления: «твой младший брат – или все… Под корень – все!»
Жертва приносится. Одна – за всех. Вопреки любви (Да какая, к дьяволу, тут любовь, если небо треснет сейчас по швам?). Старший брат заставляет себя поверить в то, что внушают (суггестия!) Высшие Силы (любой природы), вопреки СВОЕЙ ПРАВДЕ (знакомая ситуация, не так ли?). Облегчая себе задачу, он проводит границу: висок спящего на плече брата по приказу Свыше - теперь *чужой висок*… Любовь сдалась. Сломалась Своя Правда. Не без мучительной внутренней борьбы, великолепно переданной автором:
(*Почему же ты не разнимешь рук? …Отчего ты щуришься, хмуришь бровь, побелевший рот превращая в шрам?*)...
А на думающего читателя обрушиваются вопросы: как ПОВЕРИТЬ в то, что твой кровный брат - *преисподний выкормыш*, даже если об этом говорят Те, Кто Выше (Центральный Комитет твоей партии, Шеф и прочие Верхние). А ты-то, брат его, тогда – кто же?! Ведь очевидно, что тоже *выкормыш*? Кто лжёт? Где истина? Предписано поверить и проникнуться, РАДИ ВЫСШЕЙ ВЕРЫ ВСЕХ. Логика, совесть, собственные чувства вопиют: раз братья, значит одной крови, значит, оба – и выкормыши! Но почему в жертву потребовали младшего, наверняка, более неискушённого и беззащитного? И всё же старший брат ради спасения мира жертвует СВОИМ пониманием совести и правды… Происходит метаморфоза: жертва (*ему всё равно не жить*) превращается в Чужого. А читатель недоумевает: ради чего? Для чего объявляются *господни жатвы*?... Для чего посылаются все эти *пожар, буря,суд…* Ни много ни мало – вопрос веры, совести, выбора, и, наконец, вопрос существования самого Бога и его мотиваций…
Малинина Наталья
30.04.2017 13:22
Знаете, *Мифы* невольно привели меня к непреодолимому желанию пересмотреть «Изгнание» Звягинцева. Один из самых суггестивных фильмов, на сходную тему. Так вот, в интервью режиссёр «Изгнания» вспомнил библейский миф: Аврааму 160 лет, его жене Саре — 120, Исаак — их единственный сын. Вдруг появляется Вестник и объявляет отцу, что он должен отвести отрока на гору Мариа и принести его в жертву. Так повелел Бог. Авраам посадил сына на ослика, двинулся в путь. Заклание бы свершилось, если бы ангел в последний момент не отвёл его руку.
Выводы: если Бога нет, то Авраам — безумец, а Старший Брат – Предатель. Если Бог есть, то Старший Брат – Спаситель Мира, а Авраам - Святой... Уберите Бога, и эти поступки будут чудовищными преступлениями. Вот к какому страшному откровению привели меня *Мифы народов Лукоморья*. К непостижимому. К парадоксу. Все три.
...Как-то неуютно мне было оставаться с такими страшными выводами и сомнениями. *Без Божества, без вдохновенья...* Закручинилась я...
Однако, если рассмотреть *Песнь первую* (третье стихотворение ), как продолжение *Брата*, то страшные мысли относительно мотиваций Всевышнего смягчаются его незавидной участью.
Если продлить моё размышление о мотивациях Бога к устройству господних жатв - *пожар,... буря, ... суд*, то эти мотивации, как бы странно это ни звучало, становятся более понятны, благодаря трактовке третьего стихотворения:
…Ты - всемогущ? Забудь. Лишь прискорбно вечен.
Твой приговор подписан: число, печать.
Цепь золотая кАнгой* терзает плечи.
...Тебе присудили вечность.
Без языка.
О ком это? А если… о Боге: множество деталей указывают на это: всемогущ, прискорбно вечен, рай, яблоки… И отсутствие... диалога. Но тогда Бога... становится жаль: он не только наказывает, он тоже наказан: по чьему-то страшному приговору ему присудили *вечность без языка* в Раю, который в сущности та же тюрьма без обратной связи... И как же Ему иначе самовыразиться, как не посредством тех самых *господних жатв*, в результате которых приносятся в жертву сыновья и братья? Как по-иному вступить в диалог с людьми, когда они забывают о единственном средстве общения с Богом - своей совести? Как вытащить их из ящиков Шредингера, где они *ни живы, не мертвы*?
Произведение, повторюсь, *делает* Читатель. Если в произведении есть исходный материал. Из ничего не бывает чего.
В *Мифах* он обнаружился в концентрированной форме - в виде густого сусла знакомых и знАковых понятий. Банальные (по мнению иных критиков), лишённые новизны образы - дают сгусток суггестии литературной.
Звягинцев считает: *языком парадокса говорит Истина. Парадокс в переводе с греческого — лежащее дальше знания. Вот это — знаемое нами, вот это — незнаемое, а это — граница с незнаемым. Чем обширнее наше знание, тем протяжённей граница с незнаемым. Потому Сократ
Малинина Наталья
30.04.2017 13:23
и утверждал: *Я знаю, что ничего не знаю, но другие не знают даже этого*. Кто-то из нас знает одно, кто-то другое. Мы движемся навстречу друг другу, но взаимопониманию мешают предубеждения. Каждому из нас открывается очень многое. Но донести сокровенное нелегко, и глупо было бы вываливать его на стол с кулинарными рецептами. Я согласна, что язык искусства — это образ, а не прямое высказывание. Нельзя писать пояснительные записки. *Нужно работать так, чтобы то, что ты создал, затягивало в воронку. Как Рембрандт. Чернота на его полотнах — не просто чёрная краска, это бездна, засасывающая тебя. Ты улетаешь туда, когда начинаешь вглядываться… Тот, кто создаёт парадокс, не всегда осознаёт, что именно лежит *за пределом*. Но чует: нечто невероятное*(Звягинцев). Автор «Мифов», на моё восприятие, создал парадокс, за которым *нечто невероятное*.
Воздействие на читателя - высшего порядка: *Предчувствие истины коснулось меня*...
*Примечание:
Гермене;втика (др.-греч. — искусство толкования, от — толкую):
теория и методология истолкования текстов (искусство понимания).
Опубликовано:
журнал ВЕНСКИЙ ЛИТЕРАТОР

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Народный альманах - принять участие

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help