логин пароль регистрация
кто тут=>


Новосибирский
поэтический
Марафон
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
Проблема 14 января
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Премия *Поэзия*. 2019 год. Положение о премии.
15 апреля скончалась Ольга Алёшина...
Vll Международный литературный тютчевский конкурс *Мыслящий тростник*
Всероссийский поэтический конкурс *Я знаю, родятся песни...* к 135-летию Н.А.Клюева
III конкурс молодых поэтов на приз имени Бориса Богаткова
Радио КОНКУРС ПоЭдинок
ЧЕТЫРЕ КОНКУРСА ФЕСТИВАЛЯ «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА-2019»
Международная литературная премия им. И. Ф. Анненского
3-й Всероссийский литературный конкурс *Хижицы - 2019*. Положение о конкурсе.
8-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2019. ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ.
Vll Международный поэтический конкурс *45-й калибр* имени Георгия Яропольского. Сезон-2019.
Джинна вызывали?
Verba volant scripta manent
про скромность ...
про загадочные обстоятельства
мысли вслух
МИЛЫЕ ЖЕНЩИНЫ...
Прочтём и порадуемся
5 марта жду друзей
фривольное с признаками хулиганства
Поэтический конкурс *ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ТРАМВАЙ* имени Н. С. Гумилева. 2019 год.
Просьба к Юлии Вольт
1 международная поэтическая премия *Фонарь - 2019*
ОТВЕТ НА ВСЕ ПАРОДИИ
Премия за доброту в искусстве *НА БЛАГО МИРА... *
Приостановлено участие
Международная литературная премия имени Игоря Царёва. Шестой сезон. 2019 год.
Добро пожаловать: новая пародия
Лучше уйти с Рифмы
Улыбнитесь, друзья

Новые отзывы БЛОГОВ:
Дорогая редакция 11:09
Дорогая редакция 11:06
Владыкин Андрей 23:44
Минин Евгений 18:21
Резина Юлия 18:12
Дорогая редакция 10:03
Дорогая редакция 07:46
Галь Дмитрий 15:08
Галь Дмитрий 14:56
Галь Дмитрий 14:47


Юдовский Михаил
Никита Иноходцев (из сбореика "Ль", 1992) 27.06.2011 17:15

Надоело мне всё – хуже некуда. Нацепил я тогда синие очки, в которых ни чёрта не видать, напихал в уши вату и на улицу вышел. Вокруг тишина и мрак кромешный, иду со спокойной душой. Вдруг – ба-бах! – ноги мои вверх взлетели, а голова наоборот, вниз поехала и об землю – шмяк! Очки соскочили, по глазам ярким светом шарахнуло – всё, думаю, караул, запасайтесь спичками – конец миру пришел. Поглядел наверх, чтобы убедиться в правильности своей гипотезы, вижу – прямо надо мной на дереве, на нижней ветке сидит какой-то паренек, хохотом аж заливается и губами беззвучно шевелит, как рыба в немом кино. Вспомнил про вату в ушах, вытащил из любопытства – чуть не оглох от разнообразия звуков. Сквозь какафонию эту слышу голос паренька:
– Прости брат, здорово всё получилось, правда? Дай, думаю, натяну веревочку, вдруг кто в синих очках пройдет. И тут ¬– ты. Такое счастливое совпадение!
– Ничего себе, – говорю, потирая голову, – счастливое совпадение! А если б я покалечился или убился? У тебя голова на плечах или мензурка с фокусами?
– У меня, – отвечает он, – на плечах такое, что не каждому дано выдержать. А ты эти нежности брось – покалечился, убился... Если каждому пустяку значение придавать, никакого здоровья не хватит. Ладно, пойдем ко мне, у меня водка есть, промоем твои раны.
– У меня, – говорю, – раны только душевные.
– А я о каких говорю? – удивляется он. – Или ты думаешь, я тебя снаружи водкой мазать собрался? Это ж не зеленка и не йод. Пойдем, выпьем по стаканчику, будешь глядеть на мир веселыми глазами.
Пошли мы к нему, выпили водки, повеселели оба, познакомились – его, как оказалось, Никитой Иноходцевым звать. Потом он стихи прочитал, хорошие стихи:

Шмель летает за окном,
Полосат и насеком.

Мне совсем хорошо стало. Гляжу на Никиту, и такое у меня чувство, будто мы с ним без малого тысячу лет знакомы.
Тут Никита говорит вдруг:
– А давай, – говорит, – махнем куда-нибудь далеко-далеко!
– Давай, – отвечаю с готовностью.
Никита быстро собрал сумку, сунул в нее спички, сигареты и недопитую бутылку, и помчались мы на вокзал.
На вокзале мы сели в электричку и поехали. Я Никите говорю:
– Ничего, что мы без билетов?
– Почему это ничего? – удивляется Никита. – Это как раз не ничего, а очень хорошо, что мы без билетов.
– Что ж хорошего? – спрашиваю.
– А ты сам представь, – объясняет Никита. – Взял билет, сел в поезд и поехал. Тоскливо это. Скучно. Не по-людски. Это во-первых.
– А во-вторых что?
– А, во-вторых, билеты эти из бумаги делают, а на бумагу леса изводят. Выходит, когда мы без билета едем, мы лес бережем.
Мне очень понравилось беречь лес, но на всякий случай я еще спросил:
– А контролеры как же? Я слыхал, в электричках контролеры водятся.
– А, – улыбается Никита, – контролеры! Они же как дети, только пьющие. Увидишь, как мы их легко обманем.
А тут как раз контролер вошел. Смотрю на него – прав был Никита: лицо, наивное, как у ребенка, и водкой за версту несет. А контролер подходит к нам, оглядывает подозрительно и спрашивает:
– А билеты у вас, граждане, есть?
Мы с Никитой переглянулись, переморгнулись и говорим контролеру:
– Билеты у нас есть.
– Ага, – кивает контролер. – Это, конечно, хорошо.
И дальше идет. Мы начали хохотать, что так ловко провели контролера, а тот вдруг возвращается и говорит:
– А показать можете?
– Что, – спрашивает Никита, вытирая от хохота слезы, – вам показать?
– Билеты, – отвечает контролер.
Никита сразу посерьезнел и говорит:
– Странно, – говорит, – первый раз такого недоверчивого контролера вижу. Может, вы и не контролер вовсе?
– Я, – отвечает контролер, – контролер.
– И что ж вы, контролер, билетов никогда не видели?
– Видел, – отвечает тот возмущенно, – тысячу раз видел!
– А раз тысячу раз видели, зачем вам еще смотреть?
– Я, – говорит контролер, – на ваши хочу посмотреть.
– А чего на них смотреть? – удивляется Никита. – Они точь-в-точь такие, как у всех. Какие вы уже тысячу раз видели.
– По-моему, – заявляет контролер, – нет у вас никаких билетов.
– А по-моему, – отвечает Никита, – есть.
– Тут уже дело не в билетах, – говорит контролер, – а в принципе. Признайтесь, что у вас нет билетов, и я от вас тут же отвяжусь.
– Правда, отвяжитесь? – влезаю в разговор.
– Честное слово. Оштрафую, ссажу с поезда и тут же отвяжусь.
– Нет, – говорит Никита, – мы в такие сделки не вступаем. Мы еще не всю совесть пропили.
Юдовский Михаил
27.06.2011 17:16
У контролера от обиды глаза на лоб полезли.
– По-вашему, – говорит, – я всю совесть пропил?
– Может, и не всю, – отвечает Никита, – но лучшую ее часть. Ту, которая по вагонам не шляется и людям нервы из-за каких-то билетов не портит.
– Вы меня еще и стыдите? – удивляется контролер.
– А что, – спрашивает Никита, – уже бесполезно?
Тут контролер достал из кармана носовой платок и высморкался в него.
– Вы только не плачьте, – говрю ему.
– Я и не плачу, – сердито отвечает контролер. – Уже высморкаться нельзя?
– Вы бы с насморком лучше дома сидели, – говорит Никита. – А то у вас осложнения начнутся. Нельзя же из-за каких-то билетов так себя не щадить. Вам сейчас чаю горячего выпить надо или рюмку водки.
– А у вас есть? – оживляется контролер.
– Чай? – спрашиваю я.
Контролер посмотрел на меня как на идиота и говорит:
– Сказал бы я тебе сейчас и про чай, и про тебя... Водка у вас есть?
– Есть, – говорит Никита и достает из сумки недопитую нами бутылку.
Контролер посмотрел жадно на бутылку и тут же начал для вида мяться.
– Ну, – говорит, – разве что полечиться...
– Конечно, разве что полечиться, – кивает Никита. – Не пьянствовать же в поезде.
Контролер приложился к нашей бутылке и сделал из нее очень большой глоток.
– Ну вот, – говорит Никита, – теперь я вижу, что вы контролер. А то я вас уже за самозванца начал принимать.
– А что, – спрашивает контролер, – бывают такие?
– Еше как бывают! – говорит Никита. – Сбегут из сумасшедшего дома или из зоопарка, наденут на себя форму и давай контролера изображать. Но вы ведь не такой?
– Я не такой, – соглашается контролер. – Я и в зоопарке-то ни разу не был.
– А в сумасшедшем доме были? – спрашиваю я.
Контролер сделал еще один большой глоток и говорит:
– Не знаю. Если не был, то скоро буду. Работа у меня нервная. А вы чего сами водку не пьете?
– Так вы нам не предлагаете, – говорит Никита.
Контролеру стало стыдно, и дальше мы пили вместе и беседовали. Контролер, которого звали Игнатием Алексеевичем, очень душевно ругал железные дороги, локомотивы, расписание поездов и кассы предварительного заказа. Билеты он тоже очень крепко ругнул и сказал, что это глупость и что люди должны верить друг другу. Он сказал, что сам всё время ездит взад-вперед и никогда не берет билета и отлично себя чувствует. Тут вдруг из репродуктора объявили:
– Станция Малые Божемяки.
– Всё, – говорит Никита, – нам пора выходить.
– Останьтесь, – просит контролер, – так хорошо беседовали. Доедем до конца, а на обратном пути сойдете.
– Нет, – говорит Никита, – не получится. Вы на обратном пути протрезвеете, рассердитесь и высадите нас в какой-нибудь глуши, где еще не изобрели вентилятор.
– Честное слово не протрезвею! – говорит контролер.
Но мы не стали его слушать и выскочили из поезда, который уже начал трогаться.
– Смешно, – говорю, – Никита, получается. Та водка, что мы контролеру дали, дороже двух билетов стоит. Интересно мы сэкономили.
– Я, – говорит Никита, – и не собирался экономить. Деньги, если хочешь знать, – это тьфу. А билеты я не брал и брать не буду. И штраф платить не буду. А если человек выпить хочет, то как же я ему водки не дам?
– Ладно, – говорю, – а зачем мы на этой станции сошли?
– Не знаю, – отвечает Никита. – Название уж больно смешное – Малые Божемяки. Тут, наверно, весело.
Оглянулись мы вокруг – не так уж и весело. Вечер, на перроне никого, только одна бабка стоит, торгует семечками и лотерейными билетами
– Давай, – говорит Никита, – купим у нее билет и выиграем яхту.
– Ты ж говорил, что билетов не брал и брать не будешь!
– Так это ж лотерейные!
– А кто говорил, что деньги ¬– тьфу?
– Деньги – тьфу, – соглашается Никита, – а яхта – не тьфу! На ней плавать можно.
– Где мы на ней плавать будем? – спрашиваю. – В Малых Божемяках? Ее до моря тащить и тащить. Давай лучше телевизор выиграем.
– Ладно, – соглашается Никита, – пошли выигрывать телевизор.
Юдовский Михаил
27.06.2011 17:17
Купили мы у бабки лотерейный билет и два стакана семечек и помчались в Малобожемякский сбербанк получать телевизор. Приходим, а банк закрыт.
– Ничего себе, – говорит Никита. – Ну и порядки здесь! Люди телевизоры выигрывают, а у них перед носом банки запирают.
– Так ведь ночь почти на дворе, – говорю. – Они уже, наверно, все спят по домам.
– Ничего они не спят, – отрезает Никита. – Они по ночам запираются в банке и деньги считают. Самое время.
– Тогда давай стучаться, пока не откроют, – говорю.
Мы принялись в четыре руки колотить в дверь банка. Та, наконец, приоткрылась, и мы увидели в узком проеме три кассирские физионимии, причем по ним сразу было видно, что они только что деньги считали.
– Вам чего? – спрашивают.
– Нам телевизор получить, – отвечаем мы и суем им под нос лотерейный билет.
А они на билет даже не смотрят и говорят:
– Приходите завтра. Банк закрыт. Вы что, с ума сошли?
Никита говорит:
– Это не мы с ума сошли, а вы совесть потеряли. Я уже про эти фокусы слышал – только узнают, что кто-то телевизор выиграл, сразу банк запирают. Не получится! У меня знакомый дедушки в министерстве финансов работает, инвалид и страшно нервный. Я ему намекну, чем вы у себя в банке занимаетесь, он живо всю вашу наличность по безналичному расчету спишет!
Те переглянулись удивленно и спрашивают:
– А это как?
– Узнаете, – говорит Никита, – да поздно будет.
Те, наверно, испугались и говорят:
– Ладно, заходите.
Мы зашли и снова сунули им билет. Они его – нехорошие, всё же, люди – стали на свет изучать, в руках тереть, на зуб пробовать. Никита им говрит:
– Замусолите билет – знакомый моего дедушки вам ревизию устроит. Ему это раз плюнуть. Он такой нервный, что если раз в день ревизию не устроит, потом уснуть не может.
Вот это они очень хорошо поняли, оставили наш билет в покое и говорят:
– Поздравляем, молодые люди, вы выиграли телевизор.
Никита им говорит:
– Это мы и без вас знаем. Тащите его сюда.
Принесли они нам телевизор «Горизонт» и вручили с добрым напутствием. Мы попрощались, чтобы уходить, а они спрашивают:
– Извините, молодой человек, а кем знакомый вашего дедушки в министерстве финансов работает?
– Я же уже объяснял, – отвечает Никита, – нервным инвалидом. До свидания.
Мы ушли с телевизором и отправились искать какой-нибудь дом, чтобы его посмотреть. Нашли подходящую хатку, занесли в нее телевизор, развели в печи огонь, а телевизор в розетку включили. На экране молодая дикторша появилась и говорит:
– Передача «Сельский час» удивить желает вас.
Я приготовился смотреть и удивляться, а Никита на телевизор никакого внимания не обращает, а только рыщет по комнате и приговаривает:
– Это сельский дом или богодельня? Где они, черти, самогон прячут?
– Брось, – говорю, – давай лучше телевизор смотреть. Сейчас что-то интересное покажут.
– Ну его к дьяволу этот телевизор, – говорит Никита. – Ящик для идиотов. Интересное они покажут! Врут. Ничего интересного они не покажут. Я тебе сам всё могу показать.
– А зачем же мы его выигрывали? – спрашиваю.
– Это тебе приспичило его выигрывать, – отвечает Никита. – А я, если помнишь, яхту хотел.
– Ну, и для чего тебе яхта? – спрашиваю снова.
– Мне, – отвечает Никита, – ни для чего яхта. Не нужна мне яхта. И телевизор не нужен.
– А что ж тебе нужно? – спрашиваю.
Он посмотрел мне в глаза и говорит:
– Мне нужно, чтоб хорошо было и весело.
– А я, – говорю, – между прочим, согласен.
– Тогда, – говорит Никита обрадованно, – давай оставим тут этот дурацкий телевизор, а сами дальше пойдем.
– Хорошая мысль, – отвечаю.
– Постой, – говорит Никита, – надо будет людям записку оставить, чтобы им от радости плохо не сделалось.
Он взял листок бумаги и нацарапал на нем карандашом: «Спасибо за самогон». Потом положил листок на телевизор, и мы ушли.
– Слышь, – говорю, – а ты чего их за самогон благодарил? Мы ж его так и не нашли.
– Я, – говорит Никита, – их за то благодарил, что они самогон хорошо прячут. А то бы мы сейчас пьяные перед телевизором валялись.
Тут мы вышли к реке.
– Эх, – говорю, – зря мы яхту не выиграли. Сейчас бы поплавали.
– Сейчас и поплаваем, – говорит Никита, – только без яхты. На яхтах, я слыхал, вообще не плавают, а ходят.
– Как ходят? – спрашиваю.
– Не знаю, – говорит Никита, – по палубе, наверно. Туда-сюда, туда-сюда, с кормы на нос, с носа на корму. Моцион называется.
– Ходить, – говорю, – и по берегу можно.
– У них, наверно, на берег денег нет, – говорит Никита.
– Выходит, мы побогаче их?
– Выходит так. Давай купаться!
Юдовский Михаил
27.06.2011 17:18
Мы разделись, бросили одежду на берег и прыгнули в речку. Сначала плавали наперегонки, потом Никита сказал, что где-то здесь должна быть Атлантида, и мы стали нырять на дно. Я нашел погнутый велосипедный руль, а Никита ручку от мясорубки. Он заявил, что это жульничество, а не Атлантида, и мы побросали наши находки обратно.
– Интересно, куда же она подевалась? – говорит Никита.
– Кто? – спрашиваю.
– Атлантида.
– Наверно, течением снесло.
– Наверно. Ну что, пойдем на берег?
Вылезли мы на берег, а одежды нашей нет.
– Да, – говорит Никита, – приятные здесь люди живут. Очень хорошие люди, только воры.
Наломали мы ивовых веточек, сделали себе набедренные повязки и венки на шею. Никита поглядел сперва на меня, потом на себя и говорит:
– В таком виде нам в город просто глупо возвращаться. В таком виде нам остается искать туземные племена и затесываться в их стройные ряды.
А меня от его слов такая вдруг тоска по городу разобрала, что просто жуть!
– Я, вообще-то, больше город люблю, – говорю. – Чтоб машины ездили и дым из труб валил.
– Эх ты, – говорит Никита. – Ну, раз так, езжай.
– А ты? – спрашиваю.
– А я еще не сошел с ума. Вот сойду – и сразу к тебе приеду.
Обнялись мы с ним на прощание, и поехал я назад в город. Приехал, пришел домой и сел ждать, когда Никита сойдет с ума и вернется. А он всё не сходит и не сходит. Один раз только телеграмму прислал:

Печально шепчутся вараны,
В песках зализывая раны.

«Ну, – думаю, – не иначе Никита в поисках своих туземных племен до самой пустыни дошел. Теперь, видать, не скоро вернется».
Положил я его телеграмму в карман, надел синие очки и хотел уж было ваты в уши напихать, как вдруг звонок в дверь. Пошел я дверь открывать в очках своих, споткнулся, чуть нос не расквасил. Добрался, наконец, до двери, открыл и говорю:
– Здравствуйте, только скажите, кто вы, потому что я вас в этих очках не вижу.
Тут чья-то рука меня назад в прихожую затолкала, слышу – дверь защелкнулась на замок, и чей-то голос говорит:
– Вот чтоб и я тебя больше в этих дурацких очках не видел!
И та же рука срывает с меня очки. Я сперва зажмурился от света, потом глаза открыл, смотрю – передо мной Никита стоит! Я обрадовался и кричу:
– Никита, привет! Ты что, наконец-то, сошел с ума?
– По-моему, – говорит Никита, – это ты тут сошел с ума.
– А ты? – спрашиваю.
– И я, – говорит Никита. – Показать тебе, как я сошел с ума?
– Покажи, – говорю.
Никита покачал на руке мои синие очки, а потом бросил их на пол, наступил на них каблуком и раздавил. И раскололись мои очки на мелкие синие стеклышки. Вот, собственно, и всё.
Юдовский Михаил
27.06.2011 20:32
Надь, ты одну из трёх знчимых для меня фраз в этом рассказике выделила. Впрочм - чнстно говоря - я не думпл, что в них окажется что-то осбенное, когда придумывал эту историйку прикода ради 20 лет назад. Кстати, может быть, ничего ообенного в ней и нет. Мой герой просто хочет, как и я, "чтобы весело было".
Тюренков Василий
29.06.2011 09:06
Миша, это настоящее философиеобразующее произведение. И эта философия – моя!)) А Никита для меня покруче Юрия Гагарина будет, т.к. лет с 17 я хотел быть похожим уже не на Первого космонавта, а на кого-то абстрактного, смутно рисующегося, но живущего во мне постоянно и, наверное, являющимся одной из моих сущностей. В то время с литературной реализацией героев, подобных твоему Никите, было слабо, поэтому образ этот возникал из совокупности отдельных качеств и поступков различных персонажей, и все они были абсурдны с точки зрения общепринятой нормальности жизни. Потом я нашёл их в героях Довлатова – Эрике Буше, фотографе Жбанкове и т.д. А теперь и твоего Никиту заношу в этот список – список людей, несущих в себе частично мою сущность, реализоваться которой по-полному не позволили моя инертность, страх, заякоренность в обществе… В общем, всегда хотел стать чем-то типа Никиты, но не потянул, но Никита меня не бросил, остался жить где-то в глубине и помогать в тяжёлых жизненных ситуациях))
Юдовский Михаил
29.06.2011 14:23
Вась, так про моего Никиту еще не один человек не говорил. Я безумно рад, что этот рассказ нашел своего читателя и даже больше, чем читателя, потому что Никита дорог мне необыкновенно. Хоть он большей частью и выдуман, что естественно. А с контролером в электричке это я так прикалывался. Вот бы еще с банковскими таким же макаром поговорить... Пока не довелось :)
Юдовский Михаил
29.06.2011 14:43
Надюш, проводник тоже на это жаловался: "Що за люды? У вагони - ссуть, у тамбури - ссуть. Куды нэ глянэш - усюду ссуть" :)))
Юдовский Михаил
29.06.2011 14:51
А это где? В "Наша Раша"? Я только первые выпуски смотрел.
Юдовский Михаил
29.06.2011 21:12
Мне Галустян больше всего в сочинской команде КВН запомнился. Особенно в роли девочки Гади :)

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Кубок мира по русской поэзии

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help