логин пароль (?) регистрация


СТИХИ
О ВОЙНЕ
1941-1945
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
ИЩЕМ РЕДАКТОРА
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
А судьи кто?
Vlll Международный литературный Тютчевский конкурс *Мыслящий тростник - 2020*
Ушёл из жизни Игорь Чурдалёв...
Уровень языка на сайте рифма.ру
Пародия n°8
Пародия n°7
Пародия n°6
Пародия n°4 и n°5
Пародия n°2
Пародия n°3
Вчера умер Андрей Федосеев...
НЕПРОШЕНЫЙ КРИТИК
Из архивов Радио Африка
С Пасхой (наступающей не по дням, а по часам)
ПОЗДРАВЛЯЮ Ольгу Шишкову!!!
X литературная премия имени Марины Цветаевой.
Сплин
Пародия n°1
Vlll Международный поэтический конкурс *45-й калибр*
Юнна Мориц — Письмо с фронта
Фашизм, нацизм и русские эрудиты
Знания, образование и эрудиция
IV Международный литературный конкурс им. Гавриила Каменева *Хижицы*.
Умер Леонид Лейбович
Три вопроса
Шариков, Швондер и Сучков
Умерла Галина Самойлова...
совпадения
Воспоминания о Рифме
Тайное общество

Новые отзывы БЛОГОВ:
Вершов Барри 01:24
Панков Александр 00:15
Панков Александр 00:13
Тищенко Михаил 23:57
Панков Александр 20:27
Тищенко Михаил 20:17
Панков Александр 19:31
Тищенко Михаил 19:14
Тищенко Михаил 19:10
Долгушин Юрий 19:04


Юдовский Михаил
Золотой щенок (из сборника "Мир вокруг") 28.04.2011 23:22

Я неоднократно замечал, что со временем собаки и их хозяева становятся удивительно похожими друг на друга. Поэтому, когда мамина приятельница Римма Васильевна Яхонтова-Жмых, женщина не только с внушительным именем, но и с впечатляющими габаритами, принесла в родительскую квартиру крохотный рыжий комочек, оказавшийся тонконогим щенком с испуганно выпученными глазками, я посмотрел на Римму Васильевну с сомнением и даже с жалостью. Затем перевел взгляд на щенка и... привязался к нему всей душой.
Вообще-то, я не большой любитель такого рода собак. Все эти маленькие, тонконогие и пучеглазые животинки превращаются со временем в довольно злобных тварей с астматически прерывистым лаем. Но в этом малыше было столько нежного очарования и хрупкой беззащитности, что у меня поневоле растаяло сердце. Он напоминал крохотного рыжего олененка с влажными черными глазами, который с удивлением разглядывает еще неведомый ему мир. Про себя я тут же дал щенку имя «Бэмби».
– Златик, – немедленно развеяла мое заблуждение Римма Васильевна, – познакомься с друзьями. Дай лапку.
Щенок не дал лапки и правильно сделал: на трех оставшихся зубочистках он бы просто не устоял. Вместо этого он сперва испуганным, а потом смелеющим взглядом обвел наше семейство, весело тявкнул и радостно напустил лужу.
– Зла-атик! – млея от нежности, серебристо расхохоталась Римма Васильевна. – Как не стыдно! Гадкий ты мальчик.
Она виновато глянула на мою маму, но та, уже успев, видимо, пустить в сердце рыжего щенка с золотым именем, ничуть не рассердилась, велела папе вытереть тряпкой пол, а сама взяла песика на руки и поднесла его к лицу. Злат с интересом посмотрел ей в глаза, потешно вытянул мордочку и лизнул в нос. Было положено начало великой идиллии.
Римма Васильевна отныне неизменно приезжала к родителям со Златом, порою оставляя его на неделю, а то и на целый месяц. Она была скрипачкой, родом из Петербурга, одна из немногих, кто, перебравшись в Германию, нашел работу по специальности, да еще столь артистической. Зарабатывала она в основном уроками, но иногда случались и концерты, и тогда Римма Васильевна, уложив в футляр скрипку, смычок и канифоль, отправлялась в разъезды, оставив Злата на наше попечение. Добрейшая женщина, она никогда не заводила с нами бесед о музыке, не сыпала направо и налево скрипичными ключами, бемолями и диезами, именами композиторов и названиями их опусов. Зато о Злате могла говорить часами, причем не надоедая, потому что тут у нее находилась верная слушательница и собеседница. И, кажется, соперница.
Мама страшно привязалась к Злату, а он к ней. Стоило ей на минуту выйти, как он устраивал скулеж на всю квартиру. Возвращению ее он радовался сильнее, чем Орфей, отыскавший тень Эвридики. Когда они гуляли, он не подпускал к ней никого, облаивая проносящиеся машины и проходящих мимо на поводке немецких овчарок, одного взмаха хвоста которых было достаточно, чтобы его унесло ветром.
Злат был отчаянно смелым псом. Я своими глазами видел, как он храбро гонялся за стрекозой и бесстрашно облаивал большого, пугающе черного майского жука. Отношение к себе он улавливал с чуткостью барометра. Он рычал на моих друзей, поддразнивавших его, а когда один из них, огромного роста, назвал его полувшутку-полувсерьез крысой, попытался цапнуть его за непомерно разросшуюся ходовую часть.
Единственное, чего боялся Злат, была пальба. В новогоднюю ночь, когда черное небо расцвечивалось фейерверками, прошивалось сверкающими нитями ракет и заплескивалось брызгами шутих, когда немыслимый грохот мирных выстрелов сотрясал воздух и стены нашего маленького городка, Злат испуганно забивался под диван или ушмыгивал в ванную и прятался в щель между кафелем и стиральной машиной, и извлечь его оттуда невозможно было никакими посулами, пока не умолкало последнее эхо проклятой стрельбы. Лишь пять минут спустя Злат сам выбирался на свет Божий и запрыгивал на мамины колени, всё еще подрагивая тщедушным своим тельцем.
– Ты трус, да? Тру-ус, – немного сюсюкающим голосом пеняла ему мама, гладя по золотистой холке.
– Он не трус, он пацифист, – усмехаясь, вступался я за пса.
Злат с интересом глядел в мою сторону. Незнакомое слово «пацифист» настораживало его, но было, всё же, приятнее «труса».
Впрочем, новогодняя пальба была скорее неприятностью, чем трагедией. Настоящая трагедия начиналась, когда Римма Васильевна Яхонтова-Жмых, вернувшись из очередного турне, приезжала за Златом. Обе женщины, две неразлучные соперницы, попивали на кухне чаек с «наполеоном» и напропалую хвалились Златом. Разговоры их сводились к простейшим «а он меня, а я его, а мы с ним». Злат, навострив кончики рыжих ушей, напоминавших формой листья грецкого ореха, вслушивался в их беседу. С одной стороны, он не понимал, к чему эти состязания в любви, ведь это такая большая штука, которой с лихвою хватит на всех. С другой же стороны, ему, хоть и маленькому, но мужчине, льстило столь ревнивое отношение двух интересных дам.
Юдовский Михаил
28.04.2011 23:22
Римма Васильевна была благородной женщиной. Она понимала, что Злат всё равно ее питомец, и, в конце концов, уступала маме в негласном противостоянии. После чего, расцеловавшись с нею, забирала Злата и уезжала домой. А победительница еще пару дней со щемящей грустью и ностальгией прогуливалась в одиночестве по тем дорожкам, по которым так недавно шествовала со Златом.
Однажды мама позвонила мне и сообщила, что Злат сбежал от Риммы.
– Я его понимаю, – легкомысленно ответил я. – Когда тебя целыми днями истязают игрой на скрипке...
– Бессердечный барбос! – неожиданно рявкнула мама.
– Ты о Злате? – удивился я. – Какой он «барбос»? Он же совсем крохотный...
– Я о тебе, – по-новой рявкнула мама и положила трубку.
Почти неделю она со мной не разговаривала, а потом снова позвонила и счастливо сообщила, что Злат нашелся.
– Выпрыгнул, дуралей, из окна машины, всё ж ему, несмышленышу, интересно, прошлялся пару дней Бог знает где, назад явился грязный, в каких-то колючках, но – ведь какая умница – нашел-таки дом! – В голосе мамы не было и тени ревнивого соперничества, только радость за Римму Васильевну и за то, что Злат вернулся.
– Понимаешь, мам, он просто подсел на скрипку, как наркоман, – как можно равнодушнее ответил я, желая на полтона снизить пафосную нотку. – Он теперь без Гайдна как без «глюка».
– Бессердечный барбос, – резюмировала мама безо всякой уже злости и повесила трубку.
«Златик, Златик, – подумал я. – Ты и в самом деле умница. Поучил ты наших женщин. Пусть поймут, что любовь – не только повод для ревности, в которую они играют, а очень большая штука, которой хватит на всех. А то ведь бред какой-то получается – любовь разъединяет, а горе объединяет. Хотя – можно ли назвать бредом то, на чем зиждется вся история человечества?»
Тут мне стало тошновато вдруг от собственных умных мыслей, и я впервые просто порадовался тому, что Злат нашелся. Стало легче и проще. Хотя умные мысли, уже, правда, отфильтрованные этой легкостью, снова запросились в голову: нельзя пытаться вывести любовь в чистом виде, как гомункула в колбе, очистив ее от ревности, от ссор, от бессмысленного, на первый взгляд, соперничества, от всех этих теней, без которых свет становится бессмыслицей. Невозможно сделать жизнь стерильной, не утратив к ней вкуса. Иначе бы она гляделась, как ребенок, выплеснутый из купели с грязной водой.
Римма Васильевна по-прежнему частенько оставляет у нас Злата. Бывший щенок повзрослел, в нем пропало очарование детства и хрупкая нежность. Ножки его окрепли, иначе они не смогли бы удержать наливающееся брюшко. Он, уже осознавая себя просто маленькой собакой со всеми ее комплексами, становится всё более нервным и даже начинает покашливать астматическим лаем – словом, всё больше и больше превращается в типичного представителя своей породы, которую я всегда недолюбливал. Но разлюбить – ни я, ни, тем более, мама или Римма Васильевна Яхонтова-Жмых – его уже не сможем. Ибо старая любовь не ржавеет, даже если объектом ее служит пес немного ржавого – а, лучше сказать, золотисто-рыжего – оттенка.
Юдовский Михаил
28.04.2011 23:26
Спасибо, Надюш! Я просто лимит блоговских записей исчерпал, вот и удаляю по одному, а на его место новое присобачиваю :)
Юдовский Михаил
28.04.2011 23:49
Это потому что он маленький - в соответствии с размером Злата :)
Шутю, Надя, пасиба! А Умка какой породы?
Юдовский Михаил
29.04.2011 00:03
Я тут зашел в википедию, чтобы поглядеть на ирландских иертеров и заодно почитать о них. Судя по тому, что пишут об их темпераменте, Глен имал усех :)))
Юдовский Михаил
29.04.2011 00:15
Википедия больше о кобелях пишет. А фотка... Рыжий, взгляд невинно-задумчивый... Я поимАл море удовольствия! :)))
Юдовский Михаил
29.04.2011 00:28
:)))))) По цвету - точно Умка!
А в этих невинных глазах я прочел всю скорбь ирландского народа :)))
Юдовский Михаил
29.04.2011 00:30
Хм... по второму снимку я понял, что именно произошло с белкой-летягой...
Шаихова Майя
29.04.2011 11:15
Пока такие эпизоды не случаются, люди не становятся, зрячими "внутренним глазом". И хорошо, что у героев рассказа всё обошлось благополучно и с жизненным уроком. Миша, у тебя добрейшая манера рассказа!
Юдовский Михаил
29.04.2011 17:06
НАДЬ, матерный - это финский или саамский? А про Уму Турман можно написать рассказ "Голубиная фамилия".

САША, спасибо, не премену. У самого у меня пока и 2000 нет...

МАЙЯ, спасибо! В доброте меня редко обвиняли :)))
Лавров Владимир
29.04.2011 17:12
Миш, читал с интересом, да, тоже вижу, как хозяева становятся похожими на своих псов (но не наоборот, псы их подчиняют все же, я думаю...) Сам пока прозу пишу про людей, до собак еще не подрос, ибо собаки лучше...
часть прозы у себя в блоге здесь поместил, но никто не читает... потому что про людей...(((
Тюренков Василий
29.04.2011 18:07
Миша, будь я ВВП, обязательно включил бы твои произведения в школьную программу по литературе для старшеклассников. Потому как уверен, что они инициируют в человеке позитивнейшие процессы в самых глубинах души… и вообще, способны нейтрализовать действие вируса современной массовой культуры)
Богатова Наталья
29.04.2011 23:35
Михаил -
великолепные рассказы,
как уже неоднократно сообщала - восхищалась и радовалась.
Подробнее - мило не писать подробнее. Про "что" и "как". :) ("автор и сам не знает"... - из предыдущих бесед.)

Было бы интересно - выскажитесь под "Чулачакви"?



Юдовский Михаил
30.04.2011 01:21
ВОЛОДЯ, спасибо. А что если про тараканов написать? Я, кстати, тоже про них не пробовал :)

ВАСЯ, если б я был Всероссийским Валовым Продуктом, я б еще не то учинил! :)) Шутю. Спасибо тебе.

САША, спасибо, запрос я сделал.
Юдовский Михаил
30.04.2011 01:23
НАТАША, спасибо! А что такое "Чулочакви"?

НАДЯ, а зачем? МИнздрав предупреждает, что колоться вредно для здоровья :)
Юдовский Михаил
30.04.2011 10:14
САША, спасибо, уже загурел! :)
Богатова Наталья
30.04.2011 13:47
Миш, услышь(те)!
про "Чула..." мой последний стиш!
:)))
Юдовский Михаил
01.05.2011 16:51
Услышал, Наташа, побывал. Славный Чулв! И Чакви тоже :)))

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
СПОЁМТЕ, ДРУЗЬЯ

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2019
php+sql dAb
пишите нам -
пишите_в_теме_rifma-help