логин пароль регистрация
кто тут=>


Новосибирский
поэтический
Марафон
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
*Для тех, кто помнит*. Литературный конкурс к 7 ноября.
мысли вслух
мысли вслух
ЧУВСТВО ПОЭЗИИ
ЯЗЫК ПОЭЗИИ
Всероссийский творческий конкурс *Моя Москва*.
Всероссийский литературный конкурс *Золотое звено*.
XVII открытый Международный литературный Волошинский конкурс. Положение - 2019.
Новый литературный сайт
II-й литературный конкурс *Голос Севера*. Положение о конкурсе-2019.
НИКАКОЙ ДУЭЛИ НЕ БЫЛО
Умер Лёня Колганов...
О пытке
Сильно! Честно! И прямо по морде!
О творческих конкурсах вообще и поэтических в частности
ПОЗДРАВЛЕНИЕ
Конкурс исторической поэзии *Словенское поле - 2019*
Премия *Поэзия*. 2019 год. Положение о премии.
15 апреля скончалась Ольга Алёшина...
Vll Международный литературный тютчевский конкурс *Мыслящий тростник*
Всероссийский поэтический конкурс *Я знаю, родятся песни...* к 135-летию Н.А.Клюева
III конкурс молодых поэтов на приз имени Бориса Богаткова
Радио КОНКУРС ПоЭдинок
ЧЕТЫРЕ КОНКУРСА ФЕСТИВАЛЯ «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА-2019»
Международная литературная премия им. И. Ф. Анненского
3-й Всероссийский литературный конкурс *Хижицы - 2019*. Положение о конкурсе.
8-й открытый Чемпионат Балтии по русской поэзии - 2019. ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ.
Vll Международный поэтический конкурс *45-й калибр* имени Георгия Яропольского. Сезон-2019.
Джинна вызывали?
Verba volant scripta manent

Новые отзывы БЛОГОВ:
Брагин Никита 10:11
Галь Дмитрий 17:50
Элго Маргарита 11:10
Алисов Владимир 23:08
Элго Маргарита 12:51
Элго Маргарита 12:43
Алисов Владимир 23:48
Элго Маргарита 17:08
Алисов Владимир 10:32
Элго Маргарита 09:30


Чеботарева Людмила
Страна Великих Разломов-3 10.10.2010 17:56

О тебе, моя Африка, шёпотом
В небесах говорят серафимы.

Николай Гумилев




Часть I. Люди без возраста или Небо сквозь дырки в ушах

Подъем был назначен на раннее утро. Сразу после завтрака нам предстояло отправиться в дальний путь. А вокруг в густом молочном киселе плавали клоки сахарной ваты. Изредка из тумана выныривали силуэты деревьев и палаток. Лагерь готовился к отъезду.
Видимость была практически нулевая, даже не знаем, как умудрялся Манифисент, даже обладая поистине орлиным зрением, разглядеть хоть что-то в этой сплошной пелене. Но вот солнцу удалось пробиться сквозь тучи, и ехать стало немного легче – это, если не обращать внимания на кочки и ухабы, значительно замедляющие и затрудняющие движение.
Потряся нас по такой дороге часа полтора, водитель вдруг резко свернул в сторону. Прямо перед нами расположилась за воротами маленькая деревня с низкими круглыми глинобитными хижинами.

Вокруг деревни, в которой живут обычно пять-семь семей, масаи строят забор из шестов или колючего кустарника - крааль, чтобы защититься от нападений львов, леопардов или гиен.
Эта деревня считалась очень большой: здесь проживало около тридцати семей.

Ворота охраняли вооруженные острыми длинными копьями масайские воины, закутанные в красные, синие и фиолетовые одеяла.
Накануне Манифисент рассказывал о том, что у масаев не существует понятия возраста, философия эта осталась для нас не слишком понятной, но цвет плащей хоть как-то помогает отличать старейшин от молодежи. Иначе их вытянутые фигуры и удлиненные лица выглядят настолько похожими, что нам ни в жизнь не отличить бы их друг от друга, тем более, что головы у всех бритые – и у мужчин, и у женщин.
У всех масаев не хватает двух нижних зубов, их выбивают еще в детстве – то ли для того, чтобы в случае тяжелой болезни была возможность влить в щель традиционный напиток из коровьего молока, смешанного со свежей кровью, то ли чтобы в последний миг душа беспрепятственно могла покинуть тело.

В голодное время масаи протыкают сонную артерию коров короткой стрелой и пьют еще теплую кровь. После чего замазывают рану свежим навозом, чтобы использовать животное снова.

По одной из версий, масаи происходят из районов Верхнего Нила, то есть Верхнего Египта, располагавшегося между землями современных Судана и Эритреи. У жителей тех мест масаи, якобы, и позаимствовали обычай брить женщинам волосы на голове и выдирать два нижних передних зуба. Вероятно, у римлян, захвативших большую часть Северной Африки, масайские мужчины переняли короткие мечи, сандалии и тоги из пурпурной ткани, со временем сменившимися шерстяными красными одеялами.

В мочках ушей у них огромные дырки, и если они задирают вверх головы, то через отверстия можно увидеть небо. У женщин дырки еще больше, так как тяжелые сережки из бисера, ракушек и проволочек сильно оттягивают уши.
Уши масаям протыкают в возрасте 7-8 лет с помощью осколка рога. Со временем украшения из бусин оттягивают мочки до плеч. И чем больше они оттянуты, тем масай более красив и уважаем.

Масаи вообще считаются самыми красивыми среди аборигенов восточной Африки. Высокие, мускулистые, с выразительными лицами, они уверены, что являются любимцами богов, и к прочим жителям Африки относятся весьма презрительно, считая себя высшим народом. Их не касаются дела низших племен - луо, кикуйю или каких-то там пришлых европейцев. Издревле они уважали лишь те племена, которые могли оказать им достойное сопротивление.

В мифологии масаев особое место отводится горе Килиманджаро. Это место они считали местом обитания Нгаи, мужа богини луны и Верховного Бога Энгая, создателя всего сущего, включая само племя масаи и скот, который они так ценят. Масаи оправдывают свои кражи скота у других племен тем, что им принадлежит право охраны этого богатства, данного масаям их божеством.
Они – язычники, приносящие в жертву своим богам заколотых коз и коров, и Манифисент рассказывал, как в студенческие годы во время полевой практики он и его вечно голодные друзья потихоньку крали мясо с этих алтарей, а радостные масаи возносили благодарственные молитвы своим богам за то, что они милостиво забирали их скромные приношения.

Масаи – единственное племя, которому и сегодня разрешено охотиться на львов. Впрочем, сейчас они делают это все реже и реже. Раньше каждый масайский юноша, достигший определенного возраста (правда, если понятия возраста у них нет, то, убей бог, непонятно, как они определяют, что время пришло), должен был в одиночку отправиться в степь и суметь там выжить – сколько, мы так и не поняли: то ли два месяца, то ли два года. В деревню он мог вернуться, только предъявив в качестве трофея шкуру убитого им льва. Вот тогда он мог и семьей обзаводиться: раз выжил, значит, сможет и жену с детьми прокормить.



Чеботарева Людмила
10.10.2010 17:58
Часть II. Соревнования по прыжкам в высоту и До чего дошел прогресс

Вождь племени, или как там у них называется староста деревни, вступил в переговоры с нашим гидом. Выяснилось, что в деревню нас пустят лишь за определенную мзду в 60 зелененьких. Мы с Мишкой посовещались и решили, что стоит заплатить, ведь вряд ли нам еще когда-нибудь представится подобная возможность. Как только мы изъявили свое согласие, вперед выступил масай, владеющий английским языком, который объяснил, что сейчас в нашу честь будут исполнены приветственные танцы и песни.
Группа мужчин ощетинилась копьями, кольцо вокруг нас начало смыкаться, и мы чуть не дрогнули и не отступили. Лишь сознание того, что деньги уже уплОчены, заставило нас робко улыбаться в ответ на столь воинственное приветствие. Воины что-то громко выкрикивали и, высоко подпрыгивая, не очень стройными рядами наступали прямо на нас. Наконец, ворота распахнулись.
Здесь нас встречали своей гортанной песней масайские женщины - наголо стриженые, с тяжелыми сережками в оттянутых чуть ли не до самых плеч ушах, с круглыми бисерными воротниками на тщедушных шейках, босиком или в специфических сандалиях на тонких ногах. Они притопывали и по очереди выкрикивали какие-то слова. Некоторые жевали жвачку - и сюда дошел прогресс. Плечами они умудрялись проделывать какие-то хитроумные движения, так что воротники взлетали на шеях.
Слева мужчины устроили нечто вроде соревнования по прыжкам в высоту. Они подскакивали на месте, пытаясь выяснить, кто из них самый прыгучий. Что означают такие прыжки, мы не знаем – может, они так льва запугивают.

Вдруг, откуда ни возьмись, в их толпу врезается молодой японец. Он с ходу стал доказывать, что и он не лыком шит, тоже прыгать умеет. Размахивая каким-то разукрашенным жезлом и мешочком с конфетами, он чуть было не выиграл состязание, но потом опыт и долгие тренировки масаев все-таки победили.


Часть III. Зачем японцу нужны конфеты
или Money, money, money…


Жилища масаев представляют собой округлый каркас из веток, обмазанный навозом. Дома строят в основном женщины. Они же во время переходов, когда не хватает вьючных животных, несут на спинах нехитрый скарб и каркасы хижин.
Количество жен у мужчины-масая зависит от величины его стада. Жен должно быть достаточно, чтобы ухаживать за всеми животными и детьми, носить воду и дрова для очага. Вероятно, поэтому женщины живут намного меньше, чем их мужья, которые, будучи воинами в мирное время, проводят дни в разговорах и странствиях по саванне…

Наш масайский гид-переводчик спросил, не желаем ли мы заглянуть в его хижину. Мы, разумеется, желали.
Внутри хижины горел огонь – возле него семья греется, на нем женщины готовят нехитрую пищу, он же дает скудное освещение. Дым выходит в малюсенькое оконце под самым потолком. В хижине было очень тепло и удивительно, но дым не ел глаза. Когда глаза немножко привыкли к темноте, мы разглядели пожилую женщину, возлегающую на «кровати» - настеленного на пол матраса, покрытого выделанной кожей теленка. Еще несколько женщин сидели на корточках возле «кровати».
К комнате примыкал хлев, в котором спал маленький тонконогий теленок. О мелких животных обычно заботятся дети, они пасут скот, уже начиная с трех лет.

В хижине было несколько детей. Особенно очаровательным был малыш лет трех, которого, как мы узнали, зовут Мордехай (или что-то похожее по произношению). Неужели и ему уже приходится блуждать по степи в поисках травы для малыша-теленка?

Тут мы, наконец, поняли, зачем японцу были нужны конфеты. Хорошо еще, что у меня в сумке завалялось несколько штук. Во всяком случае, хватило для Мордехая и других детей из этой семьи.

В большом круглом дворе, по периметру которого расположились хижины, в центре доминировала не то выставка, не то местный рынок, где на прилавках были выложены сережки, браслеты, бисерные воротники и прочие безделушки. Во влажную после небольшого дождя землю были воткнуты копья. Все это покрытое пылью добро было выставлено на продажу. Даже копья, которые нам так и намеревались всучить «почти за бесценок», поясняя, что они разбираются на три части, а, стало быть, вполне поместятся в самолет.
Каждый хотел, чтобы мы купили что-нибудь именно у него. Но инициативу захватил в свои руки хозяин хижины, которую мы посетили. Пользуясь своим преимуществом, он подвел нас к прилавку, где лежали вещи, сделанные его семьей. Дальше началась добровольно-принудительная обязаловка. Нам ничего было не нужно, да и выбирать было особенно не из чего, но не купить ничего, значит обидеть гостеприимных хозяев. Пришлось изобразить интерес и купить пару подвесок на шею и браслетов из бисера и «настоящего» эбенового дерева. Сначала с нас хотели 50 долларов, но потом «уступили всего» за 30. Ладно, пусть будет на поддержку и развитие их древней исчезающей культуры.
Самое интересное, что деньги им абсолютно не нужны, им практически не на что их тратить. Питаются они тем, что выращивают, и пойманной дичью. Лечатся собранными лекарственными растениями. Государство оказывает им поддержку. У них даже школы свои есть, причем, говорят, с относительно хорошим уровнем. Некоторые богатые танзанийцы даже стремятся отдать своих детей в масайские школы, чтобы они получили лучшее образование.
Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:01
Часть IV. Урок английского для маленьких масаев

В такую школу мы и попали. На деревянных скамейках сидели около двадцати учеников разного возраста. Молодая учительница с младенцем за спиной вела урок. Никто не шумел и не мешал. На нас излишнего внимания дети не обращали.
Тут нужно сделать небольшое отступление. Профессия учителя в Африке пока еще пользуется уважением, не то, что у нас. Манифисент, когда узнал, что я преподаю в школе, перестал называть меня по имени, а стал обращаться ко мне почтительно: Учительница.
Я обратилась к детям по-английски и спела им песенку про английский алфавит. Каково же было мое удивление, когда в ответ дети запели песню тоже по-английски и с очень похожей мелодией. А потом местная учительница вызвала, видимо, отличника, который очень бойко и без ошибок назвал все числа в таблице, написанной на доске. А остальные ученики хором вторили ему, даже пытались опередить.
Малыш за спиной у учительницы мирно посапывал, так и не проснувшись во время наших песнопений. Я спела для детей еще пару английских песенок, и мы, очень довольные друг другом, тепло распрощались. Так прошел мой первый урок в африканской школе.


Часть V. Изысканный бродит жираф...

Пора было ехать дальше. Мы покатили по однообразной желтой степи, где единственными яркими цветовыми пятнами были вытянутые фигуры масаев, глядящих из-под руки нам вслед, да улыбчивые ребятишки, неизвестно что делающие посредине пустоши и приветливо машущие рукой нам вслед.
В полдень остановились на наш «коробочный» обед. Хлебные крошки чуть ли не с руки склевывали удивительно красивые птицы с желто-оранжевой грудкой, переливающимися синими перьями на спинке и золотистым ободком вокруг любопытных черных круглых глаз.

После обеда тронулись в путь. Дорога становилась все хуже и хуже. Нас трясло так сильно, что, казалось, при очередном толчке повылетают к чертовой матери все зубы. Количество шишек на голове все росло, и я уж чуть было не пожалела о том, что мы поддались на подобную авантюру.
Но тут вдруг Манифисент приложил палец к губам и махнул рукой – смотрите, мол, только не шумите. Метрах в трех от дороги ощипывал с верхних веток молодые листья и колючки рыже-коричневый жираф. Интересно, что пятна у него на спине по форме очень напоминают кленовые листочки или снежинки. Гид объяснил, что это самочка, потому что рожки у нее на голове волосистые, будто бы покрыты мехом. А у самцов рожки костистые, никакого меха нет.

Но это проза жизни, а хотелось, глядя на это грациозное изящество, чего-нибудь тонко возвышенного.
И сразу вспомнились стихи Николая Гумилева:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав...
- Ты плачешь? Послушай... далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:06
Часть VI. Добыча большой пятнистой кошки


А потом возле нас остановился еще один джип, и наш гид, переговорив о чем-то со своим коллегой, свернул с отвратительной, но хоть относительно наезженной дорожки на боковое ответвление. Единственным утешением для нас послужил увиденный где-то и запомнившийся девиз: It's rough, it's dust, but it's adventure! – Здесь трясет, здесь пыльно, но это приключение! А не за приключениями ли мы и отправились на этот далекий, неведомый нам континент?!

Манифисент вдруг резко затормозил, добавив нам еще по паре шишек. Он стал подробно объяснять, куда нужно смотреть, но мы никак не могли увидеть то, о чем он говорил, пока, в конце концов, вдруг не прозрели: высоко на дереве висела вниз головой большая импала.
Ее рога свисали в расщелине между веток. Антилопа была мертва. Как же она попала сюда, на это высокое дерево? Оказалось, сюда ее затащил леопард, но шум машин спугнул его, и он оставил свою добычу до лучших времен, когда перестанут фырчать моторы этих противных джипов, воняющих бензином и полных галдящих и размахивающих руками туристов. Мы немного подождали – а вдруг все же это одно из самых редких животных на земле соизволит махнуть нам хвостом. Не соизволил.


Часть VII. Черно-синие паруса на деревьях и Проголодавшийся мобильник

Вокруг на нижних ветках деревьев были развешаны какие-то черно-синие флажки, надувавшиеся на ветру, словно парус. Мы спросили, что это такое, и гид объяснил, что это ловушки для мух цеце. Черный и синий цвета привлекают этих зловредных и очень опасных мух, а тут тебе – добро пожаловать в ловушку, откушайте, уважаемая муха-цокотуха, яду, и все: была муха цеце, хоп, и нет ее! Но это в теории, а на практике полным-полно таких мух тонко и противно жужжали в нашем джипе. Манифисент безбоязненно ловил их и давил между пальцами, как будто бы никакая сонная болезнь была ему нипочем. Мы поинтересовались, не слишком ли опасны его манипуляции, но он ответил, что уже привык. Но все-таки, на всякий случай, после каждого продолжительного сафари идет в больницу и делает анализ крови. Пока ему везло, бог миловал.

Но вот мы подъехали к нашему второму лагерю. На сей раз он был поменьше первого и назывался «Pimbi». Мы все добивались у Манифисента и Мадженго, что значит это название, но они не помнили английского слова и пообещали просто показать этого зверя, когда он нам попадется.

В этом лагере был хороший современный туалет, отделанный кафелем, правда, без воды. Бумаги тоже не было, но с этой проблемой мы уже научились справляться, прихватывая с собой во время остановок на обед немного туалетной бумаги. Хуже было то, что в лагере не было электричества, а у нас уже стали демонстрировать свое недовольство отсутствием питания практически все приборы, требующие подзарядки: фотоаппарат, видеокамера и мобильный телефон.


Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:08
Часть VIII. Музей металлических зверей, Струсившие львы и Крокодил имени Чуковского


И вновь наш шеф-повар остался в лагере, а мы покатили на послеобеденное сафари по Серенгети – одному из крупнейших заповедников в мире.
Сначала заглянули в музей, где звери были представлены в виде металлических силуэтов, имеющих весьма отдаленное сходство с настоящими. Вокруг было множество табличек с любопытными фактами про разных африканских животных. Но читать все эти сведения на табличках у нас все равно не было времени, а «охотиться» с фотоаппаратом за настоящими животными было куда интереснее, чем разглядывать их бледные металлические подобия. Поэтому долго в этом музее задерживаться мы не стали. Единственная польза от него заключалась в том, что Манифисент показал нам зверюшек, которые на суахили называются «пимби». Это были какие-то небольшие грызуны, мирно посапывавшие на крыльце музея. Но ни их английских, ни русских названий мы все равно не знаем.

И вновь настороженно посматривали на нас издалека молодые львицы. Я мечтала, чтобы к ним присоединился лев со своей роскошной гривой, но царь зверей показаться не соизволил. У нас даже появилась одна общая шутка: Манифисент и Мадженго предлагали, дабы проверить нашу смелость, пожать льву лапу, но я, смеясь, говорила, что в мои планы входило накрутить ему хвоста, и на меньшее никак не соглашалась. Видимо, лев испугался и решил хвостом не рисковать.

Газели, антилопы – гну и не только, буффало и зебры удивления уже не вызывали, их было слишком много. Бегемотов и страусов мы тоже уже видели. Зато у воды грел бока огромный крокодил, который, прям, как у Корнея Чуковского, кажется, мог проглотить солнце.

Совсем рядышком, вобрав голову в плечи, нахохлились печальные птицы марабу. О чем они грустили? Неужели о том, что Сара Барабу из далекой бухты Тимбухту заставляла их стать коровой Му? И вообще, хотела, чтобы все звери, как пели участники группы «Секрет», начали мычать:

Но в этот миг слоны и бегемоты
Вдруг замычали тоже отчего-то,
За ними львы, жирафы, кашалоты,
Орлы, гориллы, крокодилы -
Все твердили Му!


На самой верхушке высокой акации неподвижно застыл орел.Он не мычал.
Примостились на одной веточке два желто-зеленых неразлучника. Мычания мы не услышали.
Неторопливо пересек дорогу бабуин, чей ярко-красный зад свидетельствовал о совсем недавнем окончании брачного периода. Его «болтовня» тоже мало напоминала «коровьи песни».
И правильно! Каждый должен разговаривать на своем языке.

Уже перед самым возвращением в лагерь наблюдали очень интересную картину: драку двух зебр. Одна из них поднялась на задние ноги и копытами въехала сопернику прямо по загривку. Тот оскалил зубы, но это ему не слишком помогло – инициативу захватил нападающий.

Мы вновь свернули на дорожку к дереву, где леопард хранил свои запасы, и вновь не застали хозяина дома. Вот и приходи к нему в гости! Хотя, впрочем, он, наверное, прав: гости-то мы были незваные.


Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:09
Часть IХ. Романтический ужин и Сафарийские байки

В лагере Мадженго накормил нас вкусным ужином. Ужин этот можно было бы вполне назвать романтическим – при мерцающем свете керосиновой лампы в небольшой беседке под шуршащей на ветру крышей из пальмовых листьев и неумолчную трескотню кузнечиков.
А потом мы долго сидели на маленьких брезентовых стульчиках с быстро выздоравливающим от нашего акамоля Манифисентом под непривычными звездами южного неба и слушали рассказы о повадках разных зверей и всякие «сафарийские» байки.

Вот некоторые из них.

Мамы-бабуины, оказывается, носят своих новорожденных babies на животе. Когда малышу исполняется три недели, он пересаживается матери на спину и ездит на ней, словно лихой наездник.

Львы живут семьями, которые называются прайды: один главный лев-вожак, несколько молодых львов, львицы и молодняк. В самом большом прайде было обнаружено свыше 60 членов одной семьи. Главные добытчицы – львицы. Они уходят на охоту и нападают на газель или косулю группами: одна вскакивает бедняге на холку, пережимает ей шею, чтобы та не успела даже пикнуть, не то, что воспользоваться для защиты рогами, вторая тянет за хвост, остальные хватают за бока. Таким образом, они разрывают жертву на куски и доставляют готовую еду своим соплеменникам. Иногда они только чуть придушивают маленького Бемби и приносят его львятам-малышам в качестве игрушки, чтобы те учились охотиться.
А что же делает глава семьи? Какова его роль? Разумеется, получать удовольствие. Когда начинается брачный сезон, молодые красивые половозрелые львицы начинают заманивать его в сети своих чар. Едва лев делает свой выбор, львица уводит его в джунгли, там происходит их свидание, и лев демонстрирует ей всю силу мачо. Силы этой хватает всего на 15 секунд (тоже мне мужик!), и раздразненной, но не удовлетворенной львице зачастую приходится искать для завершения акта кого-нибудь помоложе. Так и живут.

А потом пошли всякие страшилки.

Поскольку жирафы питаются лишь свежими молодыми листочками, у них очень сочное и сладкое мясо. И вот однажды браконьеры убили жирафа, разделали его на куски и привезли в деревню продавать, сказав местным жителям, что торгуют говядиной. Вероятно, они никогда в жизни не видели коровы, иначе сделали бы порционные куски поменьше. Деревенские жители тайно вызвали полицию, и горе-охотников арестовали и посадили в тюрьму. Правда, какой им дали срок, история умалчивает.

И совсем уж жуть (интонацию Манифисента я постаралась, насколько возможно, сохранить).

Года три назад приехала на сафари в Серенгети семья американцев: молодые папа с мамой и трехлетний малыш. Вечером после ужина, успев отметить удачное сафари обильными возлияниями, они решили уложить ребенка спать и снова вернуться в бар, чтобы добавить еще спиртного. Видимо, под воздействием алкогольных паров, дверь в домике запереть они забыли. И вот, в полночь, проснулся малыш, а родителей нет. Он стал горько плакать, но папа с мамой не отзывались. И малыш решил пойти их поискать. Толкнул дверь, она и открылась. Потопал потихоньку малыш к бару, а тут, откуда не возьмись, выпрыгнул на дорожку леопард. Схватил он малыша, перегрыз ему тонкое горлышко и утащил на высокое дерево. Вернулись родители поздно ночью в домик и не нашли там своего малыша. Стала мама горько плакать, звать на помощь, но только утром сумели охотники отыскать на дереве мертвое тельце их сынишки. Леопарда они выследили и убили – он ведь отведал человеческого мяса. И наверняка захотел бы еще. А позже прилетел самолет и забрал безутешных родителей и маленький гробик. Пытались охотники дать им взамен утерянного ребенка шкуру убитого леопарда, но родители наотрез отказались от такого щедрого подношения.
Такая вот страшная история.

Этой ночью уже не было так холодно, как накануне, и можно было спокойно спать, почти не обращая внимания на необычные и чуть жутковатые звуки ночных африканских джунглей и стараясь не вспоминать пугающие рассказы Манифисента.
Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:14
Местные масайские красавицы



Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:16
Изысканный бродит жираф...



Чеботарева Людмила
10.10.2010 18:17
Война чёрно-белых



Алёшина Ольга
10.10.2010 22:23
Изумительный рассказ, Люче!

Добавлю от себя про масаев: ритуальные прыжки совершаются в подражание священному венценосному журавлю. Согласно местным верованиям, масаи способны перевоплощаться в этих птиц.

Алёшина Ольга
10.10.2010 23:34
Я наблюдала жирафов на озере Найваши. Они паслись в шаге от нашего джипа. Пыталась добавить фотографию, но не получилось, к сожалению...
Чеботарева Людмила
13.10.2010 17:41
Спасибо, Оля!
А нам про такие красивые верования не рассказали... :(
Жаль, что не получилось добавить фотографии.

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Новосибирский поэтический портал

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help