логин пароль регистрация
кто тут=>


Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Об “академиках”, жизни на публику и психических отклонениях.
Разбор текстов Василия Тюренкова на фоне его аватара
Анализ стихотворения в.п.с. «Смотрящий из тишины»
6-й Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Литературный конкурс *Поэтический атлас* фестиваля *Мгинские мосты*
Международный литературный конкурс, посвящённый памяти писателя Константина Симонова
ПОЭТЫ И КЛЕВРЕТЫ…
Литературная международная премия *Русская Премия*
Дежурство в ДНД
АКАДЕМИЯ. Новая книга
Конкурс поэзии *Белые журавли*
Подружка
Литературный конкурс *60+* журнала *Москва*
Колхоз
АлексАндру Андреевскому
Обзор последних стихов академика Иванова (часть 3)
НАМ НЕ ХВАТАЛО ЕЩЁ НОВОГО ДЕЛА МЕЙЕРХОЛЬДА
Анонс на премию Нодара Джина - фестиваль в Греции
Модные ботинки
Рифма. Конкурс *Предлог*.
Sapienti sat
Международный литературный конкурс *Созвездие духовности* - 2017. Положение.
Продолжение обзора последних стихов академика Иванова
Военные сборы
ПОСВЯЩЕНИЯ АКАДЕМИКУ (арсии) ИВАНОВУ
Комментарии к стихам Василия Тюренкова
Обзор последних стихотворений академика Иванова
Ходики
Приход Новой Эры
Русская поэзия - и поэт Владимир Плющиков

Новые отзывы БЛОГОВ:
Иванов Виталий 21:43
Андреевский АлексАндр 19:20
Иванов Виталий 17:56
Иванов Виталий 22:23
Иванов Виталий 22:21
Андреевский АлексАндр 22:08
Иванов Виталий 21:43
Иванов Виталий 21:33
Тюренков Василий 20:20
Иванов Виталий 19:19


Чеботарева Людмила
Я скоро вернусь... (Глава 4) 12.01.2009 16:26

Я скоро вернусь
или
На макушке алый мак, а вокруг - ромашки...


Мистическая повесть


Глава 4


ТАМ



Маркус метался и стонал во сне. Он никак не мог понять, почему ему становится все жарче и жарче, как будто бы на него направлены нещадно-обжигающие софиты сотни, нет, тысячи сверкающих расплавленным золотом солнц. Но если на почему-то ярко-зеленом, почти изумрудном небе сияют такие ослепительные солнца, то откуда же тогда появились белые, полупрозрачные облака, легкими перышками прилепившиеся к золотым солнечным шарам? Хотя, какое же это небо? Это бескрайний луг, усеянный маленькими любопытными ромашками, радостно глядящими из-под белых ресничек на окружающий их большой и прекрасный мир во все свои удивленные круглые желтые глазенки. А над ромашками жужжат толстые, мохнатые коричневые шмели, порхают воздушные, переливающиеся всеми цветами радуги, бабочки - жемчужные, кремовые, розовые, пурпурные, фиолетовые и самые яркие - карминно-красные... Да ведь это и не бабочки вовсе, а изящные маки-самосейки с разноцветными венчиками. Просто лепестки оторвались от высохших на жарком солнце стеблей и, опадая, кружатся в воздухе, подобно огромным мотылькам, и застилают своими бархатистыми крыльями маленькие солнышки ромашек. Маковые коробочки шумно лопаются, точно воздушные шарики, и из них сплошным потоком сыплются и сыплются мелкие черные семена, на лету почему-то превращающиеся в крупные цветные горошины конфет. Но вот уже не шоколадное драже, а круглые ледяные градины величиной с голубиное яйцо больно бьют по лицу и по непокрытой голове Младшего Помощника, и она раскалывается на мелкие куски со стеклянным звоном, как старая фарфоровая чашка.
Маркус проснулся внезапно от сильного и болезненного, хорошо ощутимого толчка. Его старенькая односпальная кровать надрывно гудела всеми своими натруженными пружинами.
- Странно, - подумал он. – Разве здесь бывают неботрясения?
На его долгой памяти такого еще никогда не случалось. Впрочем, все когда-то происходит в первый раз.
Маркуса обдала жаркая волна пота, выступившего на лбу крупными каплями. Так бывает, когда вдруг посреди ночи, вздрогнув всем телом, просыпаешься невесть от чего. Он нехотя встал, натянул оставшийся ему на память еще из прошлой жизни женский байковый цветастый халат и, тяжело шаркая ногами в синих вельветовых тапочках со стоптанными задниками, поплелся в ванную. Глаза щипало от соли, и он слепо шарил по стене в поисках дверной ручки. Свет в ванной зажигать не стал, наощупь открутил кран и плеснул в разгоряченное лицо пригоршню обжигающе ледяной воды. Промыв глаза, он потянулся за полотенцем, когда вдруг из прихожей раздался оглушительный звон битого стекла.
- Ну, вот, и зеркало отжило свой срок. С кем же мне теперь перцовку мою пить? – Маркус представил себе грустную картинку, как он пьет в одиночестве – даже чокнуться не с кем. - Наверное, придется-таки купить новое. Хотя, пожалуй, не стоит тратиться: чего я в нем не видал? Расчесывать все равно давно уже нечего, а галстуков я отродясь не носил.
Младший Помощник, кряхтя и тяжело вздыхая, уныло подумал о том, что ему теперь часа два предстоит заниматься наведением порядка. Неужели это никогда не кончится? Что-то эта проклятая уборка превращается в печальную и чрезмерно обременительную традицию!
Тщательно заметя узенький коридорчик и выбросив в мусорное ведро зеркальные осколки, Маркус, поразмыслив, пришел к выводу, что разбитое зеркало в доме держать негоже – дурной знак, к несчастью - и, несмотря на отвратное самочувствие и бушующую за окном метель, решительно натянул свое куцее пальтецо и меховую шапку. Ботинки решил не обувать, мусорный ящик во дворе – и в тапках добежит, ничего страшного, авось, не сахарный, не растает.
Чеботарева Людмила
12.01.2009 16:27
В приоткрытую дверь нагло ворвался бродяга-ветер. Он всколыхнул с тихим шуршанием бамбуковую занавеску, отделяющую прихожую от гостинной комнаты, которая уж много лет как забыла о своем непосредственном предназначении, качнул пыльный тусклый шар одинокой лампочки под давно небеленным потолком и, поискав, где бы еще чего натворить, озлобленно набросился на единственное диссонансно-яркое пятно в этой серой полумгле.
Картина со скользящим по льду румяным мальчиком, сорвавшись с гвоздя, глухо стукнулась об пол. Маркус торопливо захлопнул дверь, выдворив непрошенного гостя на улицу, а потом бережно поднял любимый рисунок, чтобы вернуть его на законное место. Он не сразу понял, что изменилось на картине, но что-то явно было не так.
Младший Помощник припомнил, как при поступлении на работу он должен был пройти тест на проверку интеллекта, который включал в себя кучу дурацких заданий, в том числе и такое, где нужно найти, чем отличаются друг от друга две практически одинаковые картинки. Тогда он - с грехом пополам, а, может, с Божьей помощью – справился, и на работу его приняли. Только толку-то что, если он так и остался на всю жизнь Младшим Помощником?
Сейчас его задача усложнялась еще и тем, что перед глазами у него не было оригинала, а картинку нужно было воспроизвести в памяти.
Маркус машинально потер лоб и плотно зажмурил глаза, пытаясь, как можно точнее, представить себе детали рисунка. Но ведь, чем обыденней и привычнее какая-то вещь, тем сложнее и невыполнимей становится задача. Порой самые близкие и родные лица вспоминаются с огромным трудом, в то время как облик недавних, «шапошных» знакомых всплывает в мозгу без особенных усилий. Он даже забыл, что собирался идти выбросить мусор.
- Ну же, малыш! Помоги мне, подскажи, что с тобой не так? – старик, еще не понимая почему, но точно зная, что это очень важно, попытался заглянуть мальчугану прямо в глаза. Увы, ракурс рисунка не позволял это сделать.
Маркус крепко прижал картину к груди, где раздавался беспокойный, учащенный, как после быстрого бега, стук. А вдруг то, чего не может припомнить ум, вспомнит сердце?
Но его мысленные мольбы остались неуслышанными.
С трудом сглотнув комок в горле, болевшем все сильнее и сильнее, Маркус решил-таки попить горячего чайку – сон все равно бесследно исчез, хотя до звонка будильника оставался еще целый час.
- Где же это я умудрился подхватить ангину? – задумался Младший Помощник. – Впрочем, неужто это проблема, когда на улице такая холодрыга, а мой шарф абсолютно не греет, вытерся совсем. Давно пора купить...
Маркуса вдруг осенило: вот же она, упорно ускользающая от него деталь. Шарф! Розовый пушистый шарф, которым была закутана шея мальчика. Куда, куда он мог исчезнуть с нарисованной картины? Этого не может быть просто потому, что не может быть никогда (Кажется, на сей раз он даже безошибочно сумел вспомнить всю фразу, хотя и не ведал, кому она принадлежит).
Маркус почему-то наверняка знал, что если шарф не найти, быть большой беде.
Он лихорадочно вглядывался в изменившийся рисунок, ища в нем хоть какую-нибудь подсказку, тайный ключ, и, словно молитву, горячечно бормотал себе под нос: «Я найду тебя! Я все равно тебя найду!»
Он оглядел на картинке каждый кустик, обыскал каждое дерево, даже заглянул в арку нарисованного дома... Шарфа не было нигде, и Маркус, впавший в уныние, уже отчаялся его отыскать. Он никогда, никогда себе не простит, если не найдет этот дурацкий шарф, не дающий ему покоя.
Решение пришло внезапно, он понял, где нужно искать. Действительно, ярко-розовый язычок шарфа дразняще выглядывал у мальчугана из оттопыренного кармана новенькой голубой курточки.
Маркус облегченно вздохнул, наконец, и подумал, что вполне мог бы справиться с задачей и быстрее. Просто он, к сожалению, забыл, что когда-то, давным-давно, тоже был мальчишкой.
Чеботарева Людмила
12.01.2009 16:29
ТУТ


Кто такая Асия Асановна Асадуллина в переулке Южном почти никто не знал. Вот ежели бы кто спросил про бабу Асю, тут бы любопытствующему сразу указали на крохотный полуподвальчик, где она безрадельно хозяйничала последние пятьдесят лет.
Правду сказать, «бабой» ее называли неправильно: внуков у нее отродясь не было. Откуда ж взяться внукам, когда и детей-то нет? Они с Рашидом поженились сразу после войны, да только он из-за контузии больше времени по госпиталям проводил, чем с молодой женой. Так война и догнала его, без наследников. Асия больше замуж не пошла, хоть и звали не раз. Устроилась дворничихой, получила комнатушку как жена инвалида войны и прикипела к ней душой.
Баба Ася знала все про всех: кто женился, кто родился, кто развелся, кто помер... С кем Алена-гулена из восьмой квартиры в подъезде отиралась, что Клавдия Васильевна из шестой приготовила на ужин своему благоверному, даже какие оценки принес из школы Ромка Маркусов из четырнадцатой.
Баба Ася улыбнулась в усы, которые жестким черным ершиком топорщились на ее круглом луноподобном лице под мясистым крючковатым носом. Она давно перестала их подстригать маленькими ножничками, уж больно быстро росли. Пострелята-мальчишки, правда, дразнили ее бабой Ягой, но баба Ася не обижалась: а кто ж она? Натуральная баба Яга и есть. Только для порядку ворчала да грозила им издалека своей обшарпанной метлой. Не обзывался только Ромка, Юлин сынишка. Жалко ее: умница, красавица, да красоту-то в миску не положишь. Молодая еще, а одна век коротает – непорядок это, негоже молодице бобылкой жить, одной сына растить. Сынок, правда, у нее хороший, вежливый, правильно его Юля воспитывает. Вон нонеча даже с Новым годом поздравил, когда они столкнулись во дворе.
- Шарф-то за углом как пить дать скинул. Щеголь не мерзнет, но дрожит, - баба Ася любила к месту и не к месту вспоминать татарские поговорки.
По старенькому черно-белому телеку, как всегда под Новый год, крутили «Иронию судьбы». Историю незадачливого Андрея Мягкова, аккурат под Новый Год очутившегося в чужом городе и в чужой квартире, баба Ася видела, наверно, раз двадцать, если не больше, но все равно с удовольствием досмотрела до конца. Подумала: вот это кино! Правильное! Не то что нонешние фильмы, где только и знают, что стреляют да убивают, да голых девок показывают – тьфу, один сплошной срам, да простит меня аллах!
Баба Ася вскипятила чайник и налила в большую поллитровую кружку кипятка, плеснула заварки. Не любила она чай из бумажных пакетиков, он казался ей ненастоящим, невкусным, так что она уж лучше по старинке, с кусковым сахаром или с конфеткой-сосулькой вприкуску. А еще она всегда пила только обжигающий губы и небо крутой кипяток, видно, по военной привычке, когда нужно было во время коротких остановок на маленьких дорожных полустанках успеть набрать в кружку кипятка и выпить его несколькими большими, торопливыми глотками. С тех пор так и повелось: остывший чай ни в какую не жаловала, обзывала «ослиной мочой» и брезговала.
Под вечер совсем похолодало, ветер одиноким голодным волком завывал в трубе.
- Нет, некогда чаи гонять, - с сожалением подумала
Дворничиха и, тяжело вздохнув, отставила чай в сторону и выключила телевизор. Дорожки давеча не успела посыпать, разметала снег да разгребала скороспелые грибы-сугробы, выросшие на улице за один день. Хошь-не хошь надо идти – пусть будут легкими рука-нога!
Баба Ася мельком глянула на свои мозолистые, с взбугрившимися темно-синими венами, руки. С трудом нагнувшись, влезла в старые валенки с резиновыми галошами. Таких теперь и не носит никто, немодно. Слазил черт в воду, принес новую моду – вот и щеголяют в сапожках да в ботиночках, еще и в чулочках капроновых, тонюсеньких. От них и болезни все. Баба Ася была твердо уверена, что Гусевой Раисе из одиннадцатой квартиры аллах деток не дал как раз по этой самой причине. Подпоясав бельевой резинкой ватную телогрейку, чтоб, стало быть, ветер не задувал, она повязала на голову старенький пуховый платок. Хоть и повылезал пух местами, а все одно платок теплый, куда лучше разных шапок греет. Да под шапку и косу трудно упрятать, а с сокровищем своим баба Ася ни за какой чак-чак* не расстанется. Пускай коса ее, раньше черная, как смоль, и толстая, будто плеть батыра*, теперь посеребрилась да истончилась, но, все равно, недаром в народе говорится: небо украшают звезды, мужчин - борода, женщин - волосы.


___________________________________
* Чак-чак (тат.) - орешки с медом
* Батыр (тат.) – герой, богатырь
Чеботарева Людмила
12.01.2009 16:33
Поверх вязаных шерстяных варежек с вышитыми вишенками натянула большие брезентовые рукавицы. Хоть и не сильно удобно, зато варежки не промокнут. Нашлась и подходящая поговорка: одел бедняк - откуда взял? Одел богатый - носи на здоровье!
Оцинкованное ведерко с мокрым песком было таким тяжелым, что лопату брать не стала, решила посыпать лед горстями: горсточка да пясточка – та же пригоршня.
Управившись во дворе, хотела было вернуться домой, руки чуток погреть, но в ведре ещё оставался песок, и баба Ася свернула в переулок: вдруг кто припозднится, в темноте скользкого места не обминет, то-то будет ему праздник хорош. Недаром говорится: пока есть зубы – кусай, пока есть силы – работай.
- Ну, что ж, кüz timäsen!* – баба Ася сеяла песок на свеже выпавший снежок, превращая его в желтовато-коричневую липкую кашицу. Хоть и жаль портить такую красоту первозданную, зато скользить не будет.
К приятному удивлению старой дворничихи (как истая татарка она даже похлопала себя руками по бедрам), сегодня в переулке было светло – не иначе, начальники расщедрились, не пожалели электричества.
И тут она вдруг заметила под дальним фонарем, почти у самой уличной арки, знакомую ярко-голубую курточку. Сердце заколотилось так отчаянно быстро, что бабе Асе подумалось, что оно сейчас выпорхнет малым серым воробышком из груди да и улетит прочь, высоко в небеса. Валенки стали неподъемными, а галоши, казалось, намертво прилипли к земле. Она понимала, что нужно спешить мальчику на помощь, но испуганно топталась на месте, страшась, что уже опоздала.
В ушах зазвенел раздирающий душу крик, и баба Ася не сразу поняла, что это кричит она сама.
- Поди прочь, уряк* проклятый! Mur qırğırı*! Держись, Ромка, держись, батыр!
Снег под головой мальчика стал багровым, приобретя уже какой-то ржавый оттенок. Но под носом плыл пар, превращаясь в маленькие, быстро рассеивающиеся белые облачки, инеем оседающие на Ромкиных губах.
- Meñ-meñ räxmät siña!* – возблагодарила баба Ася аллаха. – Дышит. Жив, bılbılım.*
Она вдруг заметила выглядывающий из кармана курточки кончик розового шарфа, аккуратно потянула за него, стараясь не потревожить Ромку. Сначала хотела укутать мальчика, но шарф был слишком узким и коротким.
_______________________________________

* Küz timäsen! (тат.) - Пусть не сглазится!
* Уряк (от урмяк, “дуть”). Так называется мифологическое существо, являющееся татарину где-нибудь в лесу или на дороге над умершим насильственною смертью. Его видит прохожий татарин, по поверью, в образе человека или копны, переваливающейся и идущей вперед. Татары рассказывают, что уряк может преобразиться в облако. Если бы прохожий татарин и не увидал сразу на пути мертвое тело, то раздирающий душу крик уряка непременно обратил бы его внимание на это тело. Если при этом человек захотел бы на видимого издали и кричащего уряка посмотреть вблизи, то уряк сделался бы невидимым. Из страха увидать непонятное и таинственное существо и услышать его раздирающий душу голос татарин всячески остерегается наткнуться ночью на пути на мертвое тело. Когда татарин вдруг слишком чего-то испугается, он говорит: “Мой уряк поднялся!”
* Mur qırğırı (тат.) - Пусть уморит тебя мор!
* Meñ-meñ räxmät siña (тат.) - Тысячу-тысячу спасибо тебе!
* Bılbılım (тат.) - Соловей мой
Чеботарева Людмила
12.01.2009 16:35
Дворничиха заметалась, пытаясь вспомнить, куда задевала свисток, который выдали ей в ЖЭКе лет двадцать тому назад. Это от растерянности, поскольку баба Ася всегда бережно хранила свой маленький символ власти в кармане телогрейки, пришпилив шнурок английской булавкой к подкладке.
Задубевшими, негнущимися пальцами она с трудом остегнула булавку и прижала свисток к потрескавшимся на морозе губам.
Однако, на громкий пронзительный свист, от которого, казалось, вот-вот лопнут ушные перепонки, никто не отозвался, не выглянула из окна ни одна хозяйка, суетящаяся на кухне, чтобы чин-чином проводить уходящий год.
- Аwızıñnan cil alsın!* – выдохнула замерзшими губами проклятие баба Ася. Кому как не ей было знать, что до ближайшего телефон-автомата идти нужно было целых два квартала, и не было никакой гарантии, что он вообще работал. Детвора нонче безобразничает, порядку знать не хочет – никакого удержу на них нет.
Озарение пришло внезапно.
- Потерпи, canım! Потерпи, душа моя! – и баба Ася бросилась к универмагу, размахивая розовым шарфом.
Магазин уже не работал, но сквозь празднично-оформленные витрины было видно, что внутри еще есть люди. Баба Ася что было сил забарабанила кулаками по запертой двери.
- Чего стучишь? Не видишь – закрыто! Поздно уже, завтра приходи. А лучше – послезавтра.
Молодой парень, на вид лет тридцати, в темном строгом костюме с вышитой эмблемой охранной фирмы «Аргус» на рукаве, равнодушно повернулся к ней спиной, но баба Ася отчаянно продолжала колотить по стеклу,
беспомощно размазывая слезы по сморщенному, точно печеное яблоко, старческому лицу пушистым розовым шарфом. Охранник интуитивно почувствовал, что только серьезная причина могла заставить эту нелепую бабку в старой телогрейке, из которой там и сям выглядывали клоки серой ваты, ломиться в закрытый магазин.
- Ну, чего тебе, мать? - он отпер и немного приоткрыл дверь.
- Телефон нужен. Зови «Скорую». Там Ромка, мальчик соседский помирает совсем.
Едва взглянув на растерянную, заплаканную старуху – ни на грабительницу, ни, тем более, на террористку явно никак не тянет, - охранник почему-то безоговорочно поверил ей и, выхватив из кармана мобильный телефон, торопливо набрал 03.
- «Скорая»? Примите срочный вызов. Мальчик... – он прикрыл сотовый рукой и по-военному четко сформулировал вопросы. – Как зовут мальчика, сколько ему лет, что с ним и где он живет?
- Ромкой зовут. Лет ему десять. Рома Маркусов из четырнадцатой квартиры, Южный переулок, 21. Упал он, весь в крови лежит, без сознания, – баба Ася тонко всхлипнула. – Только он не дома, в переулке лежит.
- Что ж ты, мать, голову-то морочишь? Говори живей, куда «Скорой» ехать.
- Так в Южный переулок и ехать, он там, сразу за аркой, под фонарем лежит.
Сергей Сергеев, как значилось на его бедже, передал данные диспетчеру.
- Все, мать, едет уже «Скорая», больше я тебе ничем помочь не могу, ты уж не обессудь.
- Räxmätlär uqím. Говорю спасибо, сынок!
Назад, к Ромке, баба Ася почти бежала. «Скорая» нагнала ее в арке.
- Сюда! Сюда! – она зазывно размахивала Ромкиным шарфом. – Он тут.

____________________________________________
* Аwızıñnan cil alsın (тат.) - Пусть ветер унесет из твоего рта!
* Canım (тат.) – Душа моя!
* Räxmätlär uqím (тат.) - Говорю спасибо.
Чеботарева Людмила
12.01.2009 16:36
Из кареты «Скорой помощи» выскочил санитар с носилками, за ним осторожно вылез пожилой врач с седой бородкой клинышком и в очках, тут же запотевших на морозе.
- Прямо удивительно, как быстро приехали, - успела подумать баба Ася. – Наверно, аллах услыхал мои молитвы.
- Внук твой? – поинтересовался доктор.
- Нет, сосед. Юли Маркусовой сын.
Бегло осмотрев мальчика, врач коротко скомандовал: «В больницу! Живо!»
- Матери мальчика передай, что мы забрали его в областную больницу, в травматологическое отделение. Не забудешь? Ничего не перепутаешь?
У бабы Аси не было сил объяснять, что глупый слушает, а умный понимает, и она только махнула рукой.
Включив сирену и красную мигалку, «Скорая» поспешно вырулила на улицу.
С тяжелым сердцем дворничиха медленно поднималась на четвертый этаж, с трудом одолевая узкие ступеньки. Что же она скажет Юле-то? Как принесет горькую весть?
Баба Ася легонько надавила кнопку звонка, вся сжавшись внутренне под непомерным грузом ответственности, легшим на ее старческие плечи. Прислушалась. Шагов за дверью не услышала. Позвонила еще раз, подождала – никакого движения в четырнадцатой квартире.
Толкнула дверь – а вдруг открыто? Увы.
- Где ж тебя шайтан носит?! – разозлилась она.
На громкий стук выглянула из тринадцатой учительница-пенсионерка Изольда Станиславовна.
- Юлю не видали? – угрюмо спросила баба Ася.
- И вам здравствуйте. Нет, Юлю сегодня не встречала. У вас что-то срочное к ней?
Дворничиха Юлиной соседке ничего объяснять не стала. Про Ромку мать должна узнать первой, решила она и повернулась к Изольде Станиславовне спиной.
Соседка недоуменно пожала плечами и затворила дверь.
Баба Ася присела на ступеньку и тихо всхлипнула. Потом вспомнила, что у нее в кармане лежит розовый Ромкин шарф. Аккуратно разгладила его, затем вновь сложила. Опять развернула и, мгновение подумав, прежде чем спуститься в свой полуподвал, завязала шарф бантом на ручке Ромкиной квартиры.
Евсеева Елена
12.01.2009 17:34
Люда, сижу на твоей повести. Здорово! Продолжай обязательно. И персонажи у тебя получаются живые и объёмные. Жду продолжения.
Чеботарева Людмила
12.01.2009 20:26
Спасибо, Ленок!
Вот, написано пока 8 глав, но где-то с 7-й главы к мистике подмешалась фантастика, и я тут же застопорилась. Стопор длится уже больше года.
А вот недавно решила перечитать, и мне показалось, что, вроде бы, и ничего - что-то получается. Решила выложить здесь, дабы "подпитаться читательской энергией", чтобы стимул появился дальше работать. :-)
Евсеева Елена
12.01.2009 20:33
Люд, я ж тоже как-то мистическую повесть начинала, но у меня не получилось, хотя весь сюжет был выстроен в голове - видно, инвольтации не было. Может, когда что и выйдет. Но пока с прозой никак. Были у меня крохотные рассказики, да почти все повыбрасывала - решила, что даже моего внимания не заслуживают, не то что читательского. Несколько только уцелело. Ну да Бог-то с ними. А у тебя, действительно, дар не только поэтический.
Так что пиши обязательно. Ну и завершить надо. Козерог ты, в конце-концов, или где? :))) А Козерог - знак результативности и завершения.
Чеботарева Людмила
12.01.2009 20:38
Лен! У меня тоже сюжет, вроде, в голове крутится, а как начинаю писать, текст сам меня уводит в сторону - начинают новые сюжетные линии нарастать, персонажи новые появляются и "захватывают власть в свои руки".
В общем, я пока веду себя не как Козерог, а как "или где"... :-(
Леггатт Лара
12.01.2009 20:47
Людмила,не бросайте! Энергетика у Вас тут потрясающая, и что-то очень интересное наклевывается. Конструктивно у Вас все прекрасно; всякую мелочь стилистическую придется править, ну да это все потом.
Людвиг Анна
12.01.2009 20:52
Лучик, ты хочешь сказать, что у этой повести нету концовки?!! Ну нет, уж, дорогая, нельзя же так читателя заинтриговать, а потом оставить "с носом" ;)
Нетушки, я же умру от любопытства!
Чеботарева Людмила
12.01.2009 20:52
УРРРААА!!! Значит, читают!
Лара, спасибо огромное!!!
Чеботарева Людмила
12.01.2009 20:57
Анни, увы, концовки пока нету. Каюсь, я тут слукавила: специально начала публиковать недописанное, чтобы свой собственный интерес возродить.
Но вот, как дойду до 7-8 глав, как начнете вы меня критиковать, так, может, и возродится желание что-то переписать и писать дальше.
Людвиг Анна
13.01.2009 00:37
Люче, я в шоке! ;)
Чеботарева Людмила
13.01.2009 00:57
Ой, Анни, почему?! Что я такого сделала?!!!!!!
Людвиг Анна
13.01.2009 11:02
Лучик, пиши концовку!!! Я обязательно должна знать, чем всё это кончится ! ;)
Пермякова Алла
13.01.2009 12:32
Люченька, испереживалась я... До того всё живо написано, что читая, невозможно не соучаствовать.
Обязательно потом всё скопирую и пущу в люди, если позволишь. Оно того стоит. Верю, что продолжение и концовка тебе дадутся-удадутся :)
Чеботарева Людмила
14.01.2009 15:19
ЛЮДВИГ АННЕ:

Анни, милая, думаю, что, наверное, напишу. Не могу же я заставить тебя умереть от любопытства. :-)))


ПЕРМЯКОВОЙ АЛЛЕ:

Аленька, спасибо! На днях обязательно продолжу. Сейчас из-за зимней "сессии" (период экзаменов в израильских школах) - зашиваюсь окончательно. А тут еще в блог больше не пускает Система. Нужно что-то из предыдущего удалить.

С теплышком,
Люче
Стрелец Вик
11.06.2009 04:41
Аха-а-а-а-а! Так-так... :-(
Чеботарева Людмила
11.06.2009 15:51
Угу-у-у-у! Тики-так... :-)

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
АЛЬМАНАХ «Под небом единым»

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help