логин пароль (?) регистрация


Новосибирский
поэтический
Марафон
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Иду по парку.
Всероссийский творческий конкурс *Дороги фронтовые - узелки на память*
О плесени и любви
Я - за справедливость
Всероссийский ежегодный литературный конкурс *Герои Великой Победы- 2020*
Сперматозоид и яйцеклетка
Геморрой совершенствует душу
ЦИРКУЛЬ @kstv77
10-й Международный Грушинский интернет-конкурс. Положение о конкурсе 2019-2020.
НЕПОКОРНОСТЬ
Три Товарища
ПРОСЬБА О МИЛОСЕРДИИ
О книге Геннадия Мартиновича
Интернет-конкурс Эмигрантская лира
Пока в Москве гевалт и рейвах
Зацелованному...
Ушла из жизни Майя Шварцман...
Vll Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Про вещество и существо
*Антоновка. 40+*. Литературная премия.
*Для тех, кто помнит*. Литературный конкурс к 7 ноября.
мысли вслух
мысли вслух
ЧУВСТВО ПОЭЗИИ
ЯЗЫК ПОЭЗИИ
Всероссийский творческий конкурс *Моя Москва*.
Всероссийский литературный конкурс *Золотое звено*.
XVII открытый Международный литературный Волошинский конкурс. Положение - 2019.
Новый литературный сайт
II-й литературный конкурс *Голос Севера*. Положение о конкурсе-2019.

Новые отзывы БЛОГОВ:
Алисов Владимир 18:26
Тищенко Михаил 16:02
Дорогая редакция 03:03
Дорогая редакция 02:55
Алисов Владимир 00:44
Тищенко Михаил 21:18
Тищенко Михаил 21:11
Алисов Владимир 14:48
Гридин Сергей 13:38
Гридин Сергей 13:13


Шоргин Сергей
АНТИИСТОРИЧЕСКИЙ ЦИКЛ - история и мифология 28.11.2008 10:52

В этой записи - несколько неточные пересказы исторических эпизодов и античных мифов.
Третья часть цикла - вариации на тему литературных сюжетов - будет опубликована позднее.
Стихотворения располагаются в порядке написания (первые - в 2004 году).

КАТОН

Иногда в сенате было жарко;
Председатель злобствовал опять;
Не любил он на трибуну Марка
Порция Катона допускать.

Диспут шёл ничтожный или важный -
Знал Катон лишь этот аллерген,
И твердил он, лысый и вальяжный:
"Надо уничтожить Карфаген!"

Шло всё тихо вроде и нормально
В курии, среди высоких стен, -
Ну а он опять маниакально:
"Надо уничтожить Карфаген!"

В уши люди напихали ваты,
Но орал он громче всех сирен...
И тогда решили магистраты:
"Ладно. Убедил. На Карфаген!"

К доводам прислушались резонным;
Главным был назначен Сципион...
И пришла победа к легионам -
Карфаген разбит и разорён.

Есть доход легату и солдату.
Много взято иноземцев в плен...
Но Катон опять твердит сенату:
"Надо уничтожить Карфаген!"

Все коллеги возражают Марку:
"Карфагена нет уже - ни-ни!
Ты, наверно, опрокинул чарку.
Пробудись! На улицу взгляни!"

Он в ответ: "Такого не бывало,
Чтобы враг был до конца разбит.
О квириты! Слышу Ганнибала:
Он в ворота римские стучит!"

Что ж, его послали на леченье -
Под охраной - в эскулапов дом.
И его в сенате выступленья
Не звучали более потом.

Но порой супруге, полусонно,
Тот, другой сенатор бормотал:
"Если бы не мания Катона -
Карфаген доныне бы стоял".

Зря ли брали? Зря ли жизни клали?
Зря сносили город или нет?
На вопрос ответим мы едва ли.
Сумасшедший - вот кто знал ответ.


ЭНЕЙ

Я из дела ушёл...
(В.Высоцкий)


Я из Трои ушёл, из горящих руин Илиона,
Ничего не унёс - только ноги; спасибо на том...
Нету смысла в борьбе - так решил я, и очень резонно,
И не буду грустить о решении этом потом.

Ещё пожар троянский не угас,
Но ясно, что кончается эпоха...
Там хорошо, где нету нас сейчас,
Приедем - там немедля станет плохо.

Я не продал друзей, я их бросил задаром, бесплатно,
И не станет никто в Илионе грустить обо мне.
Я из Трои ушёл, и не будет дороги обратно;
Я поцарствую лучше в другой, отдалённой стране.

Не выставлю я горе напоказ,
Отправлюсь тихо, без слезы и вздоха;
Там хорошо, где нету нас сейчас,
Приедем - там немедля станет плохо.

Коль не нравлюсь кому - я себя обожать не неволю.
Пусть родной Илион нынче пламенем жарким объят,
Над отчизной моей пусть враги издеваются вволю, -
Их потомкам когда-то потомки мои отомстят.

Героев нет - я уверяю вас,
И сам Улисс - лишь жулик и пройдоха...
Там хорошо, где нету нас сейчас,
Приедем - там немедля станет плохо.

Я жену потерял, но увёз невредимого сына...
Будет род мой в веках возводить и сжигать города!
Я по воле богов буду править землёю Латина!
Тороплюсь, потому что на воду спускают суда.

О, лишь бы не солгал небесный глас
И в прорицаньях не было подвоха...
Там хорошо, где нету нас сейчас,
Приедем - там немедля станет плохо.


ПОЗДНЯЯ РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ

Это - давняя печальная история,
Это - поздняя потёртая империя.
Это - время императора Гонория,
Много после императора Тиберия.

Императорское знало окружение,
Что Гонория влекут воспоминания,
Все победные и славные сражения,
То германская, то галльская кампания.

Рим гниёт и гибнет в пропасти безверия,
И заветов древних множество нарушено,
И совсем другою сделалась империя -
Из нее клочков немало пооткушено,

А на форумах, с обиженными лицами,
Боги сгорбились и выглядят усталыми...
Как же Риму выжить с этими границами?
Возле врат уже стоят германцы с галлами!

Чтобы цезаря избавить от депрессии,
Порешил сенат из рвенья подхалимского:
Впредь устраивать триумфы и процессии
В годовщины всех побед оружья римского.

И с тех пор почти на все календы с нонами
Выходили на арены гладиаторы,
Шли по улицам легаты с легионами,
В белых тогах пели здравицы сенаторы,

Вспоминали гениального Тиберия -
Как карал он виноватого и правого...
И творилась в цирке Флавиев феерия
О победах Рима юного и бравого,

И ораторы на форуме торжественном
Возвеличивали римские традиции,
Говорили о призвании божественном,
Призывали к возрождению амбиции,

И проконсулы вовсю делились опытом
Управленья завоёванными странами...
И банкеты... Всё за счёт (об этом - шёпотом)
Денег, нужных для расплаты с ветеранами.

Приглашали даже варваров на праздники,
Награждали их значками золочёными,
Но кривились иноземные участники,
Видя портики с имперскими знамёнами.

В Риме не было конца высокомерию,
И в речах ещё звучали притязания...
А разбитую и куцую империю
Ожидали только новые терзания.

Продолжались эти игрища и далее...
Но поздней открылась истина печальная;
Рим осмыслил, что не Рим он, а Италия,
И держава не великая. Нормальная.

Хоть случались рецидивы фанаберии,
Рим смирился с неимперской территорией...
И закончилась история империи,
Чтоб смениться итальянскою историей.

(окончание - ниже)
Шоргин Сергей
28.11.2008 10:57
ОДИССЕЙ

"Я выверю свой путь по Зодиаку,
По звёздному небесному ковшу...
Я не спешу на жалкую Итаку,
К постылой Пенелопе не спешу.

Мой гулкий конь открыл ворота Трои,
Я славен средь героев и царей...
В дворцы цари вернутся и герои,
А мне - в страну свиней и свинарей?

Нет, этот путь мне нынче не по чину!
Пусть остров мой забудет о царе!
Уж лучше кануть навсегда в пучину,
Чем вечно быть правителем в дыре!

Я хитрость покажу свою и силу;
Пусть Полифем безумствует, презрен;
Харибду одолею я и Сциллу
И спеть погромче попрошу сирен!

Своей отвагой навсегда посею
Я память о себе в умах людских!
Итак, я отправляюсь в Одиссею,
И мне Итак не нужно никаких.

Хоть впереди лишения и беды -
Путь выберу крутой и непрямой!
А после - пусть незрячие аэды
Споют про то, как я спешил домой..."

Стоял он возле Трои, в ратном стане,
Среди разгульной, пляшущей толпы...
На западе, в лазоревом тумане
Дрожали Геркулесовы столпы.


ГЕРАКЛ

И бородатый, и мордатый,
За мной при солнце, при луне
Всё ходит, ходит соглядатай,
Царём приставленный ко мне.

Я в схватке бешеной потею -
А он детально, без прикрас,
Доклады пишет Эврисфею
Про то, как выполнен приказ.

Я вновь привычно свирепею -
А тот, кто следует за мной,
Строчит отчёты Эврисфею
Про подвиг мой очередной.

Я просто делаю работу.
Служу. Не замышляю месть.
Я с детства не обучен счёту,
И мне до дюжины не счесть.

А он-то действует умело,
И я по-прежнему в долгу:
Порой не засчитает дело,
А я проверить не могу.

И царь лукавый и плешивый
Мне, усмехаясь, говорит:
"Ещё не всё. Ступай, служивый.
Немея. Керинея. Крит".

И я ступаю без протеста,
Плачу с избытком по счетам,
Пока отец готовит место
Мне на Олимпе - где-то там.

Вот только сможет ли как надо
Он сосчитать мои дела...
Ну ладно - пособит Паллада.
Зря, что ли, мудрой прослыла?


ОРФЕЙ И ПЕРСЕФОНА

Когда светила утомлённо
Глядятся в зеркало прудов,
Печально бродит Персефона
По лабиринтам городов.

И вспоминает Персефона -
- И с каждым годом всё острей -
Век отдалённый, время оно,
Когда ей встретился Орфей.

К чете властителей великой
Державы под названьем "Ад"
Явился он за Эвридикой,
Сквозь чад пройдя и через смрад.

Он в царство тьмы явился - светом,
Он к трону чёрному шагнул.
Он знал, кто главный в царстве этом,
В глаза царице заглянул.

Звучала в пении услада...
И пламя вспыхнуло в груди...
Аид увидел эти взгляды
И буркнул: "Ладно. Уходи!"

Ушёл Орфей. И Эвридика
За ним пошла неслышно вслед.
Царица не сдержала вскрика,
Когда за дверью скрылся свет.

Мрачнее стало и мертвее
В привычном, собственном Аду...
Она окликнула Орфея.
Он оглянулся. На беду.

Молить ещё раз? Бесполезно -
Исчезла безвозвратно тень.
Вернулась Эвридика в бездну,
Орфей, рыдая, вышел в день.

Нам в мифах рассказали греки
Всё - или, может быть, почти...
Он к милой не придёт вовеки:
В Ад нет повторного пути.

И по ночам, сойдя со трона,
Царица входит в города.
Орфея ищет Персефона,
Но не отыщет никогда.


ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ. НАКАНУНЕ МАРТОВСКИХ ИД

Итак, мой Брут, зарежут? В эти иды? Да, это Кассий. Он на всё готов:
Тщеславие, капризы и обиды, жестокость, что обычна для шутов.
Ну что ж, я ждал. Признанием народа вознаграждён давно я и с лихвой:
Ко мне, я знаю, есть любовь у сброда и ненависть - у спеси родовой.
Спасибо, Марк, за горькое признанье; к таким ударам я готов давно.
Пусть состоится это злодеянье. Вот так мне умереть и суждено...
Ты возражаешь? Посоветуй что-то! Проскрипции? Стать Суллой номер два?
Нет. Палачом прослыть мне неохота: такая слава слишком дешева.
Мой Брут, я знаю: всё свершится скоро. Кинжалы наточила мелюзга,
И завтра растерзает ваша свора плешивого и глупого врага.
Ты будешь первым. Нет, не спорь: так надо. Пронзишь кинжалом старческую плоть.
Тебе нетрудно будет без пощады невольника Филона заколоть.
Да ты, наверно, не знаком с Филоном! Он на меня похож, как будто брат;
Служил в моём поместье отдалённом и вызван в Рим два месяца назад.
Раба верней на свете я не знаю. Он так умён, вальяжен, языкаст -
И жизнь отдать, лишь только пожелаю, он за меня мечтает. И отдаст.
Он хочет, чтобы вы его убили, поскольку этим угождает мне;
Напишут "Цезарь" на его могиле - ему довольно этого вполне.
Мне надоели потные ладони, лесть и притворство, низость и обман;
Пускай за власть дерутся Марк Антоний и дерзкий родич мой - Октавиан.
К морям глубоким и далёким рекам я с посохом отправлюсь и сумой...
Пожалуй, стану я отныне греком и назовусь Феодором Косьмой.


ОТРАВЛЕНИЕ

Мой друг Сальери полон пиетета;
Твердит мне он (живущий без долгов):
"Ты, Моцарт, - бог". Увы, я знаю это.
Но как малы доходы у богов!

А он - не бог. Но это - не беда.
Зато его мелодия понятна
Монарху, людям... Серость, как всегда,
Для серости удобна и приятна.

Его творенья - стразы, не алмазы,
Но мы живём среди сплошных ослов!
К нему всё время валятся заказы -
На оперы, на вальсы для балов.

Сегодня пишет реквием, потом
Умильную мелодию к крестинам...
Себе кормушку в творчестве святом
Устроил он благодаря кретинам.

Он много жрёт. И говорит хрипато.
И даже пристаёт к моей жене
(Хотя она - который раз! - брюхата).
И часто ищет истину в вине.

Ещё лечиться любит: каждый час
Его снабжает зельями аптекарь;
И если он, глотнув, покинет нас -
Виновным будет нерадивый лекарь.

Его успехи видеть надоело,
И я его судьбу решу, как бог,
Чтоб больше лезть в божественное дело
Нечистыми руками он не смог.

В бокале - яд. Мы рядом у стола.
Да, несовместны гений и злодейство,
Но бог - превыше и добра и зла,
И должен взять я на себя судейство.

Вот странно: похвалил вино. Ценитель...
Но - боль в груди! Я взял не тот фужер!!
О подлый и коварный отравитель,
Тебя потомство не простит, Сальер...
Шоргин Сергей
28.11.2008 10:59
ПОЛИФЕМ

До чего ж я дорожил зеницей ока...
Но однажды, бессердечен и незван,
К нам Никто приплыл на остров издалёка
И лишил навеки зренья, хулиган.

С той поры и не хожу я по гетерам,
Обездолен, разорён и полугол,
А хожу и побираюсь по галерам...
Ради Зевса, ну подайте хоть обол!

Сам неместный, безработный и незрячий -
Всех несчастий не могу я перечесть -
И голодный! Да и как же быть иначе?
Великаны тоже очень хочут есть.

Вот и нынче я пробрался на трирему
И стою сейчас пред вами, измождён...
Так подайте же слепому Полифему!
Пусть за это наградит вас Посейдон.


УТЕРЯННАЯ СЦЕНА ИЗ "ВАКХАНОК"

КАДМ
Ну, здравствуй, внучек. Как твои дела?
Достиг ли ты божественного блеска?
Своё величье доказал ты веско.

ДИОНИС
Спасибо. Мне приятна похвала.

Прости: так получилось. Я не мог
Быть милосердным к родичам неверным.
Тебе возмездье кажется чрезмерным...
Но надо ж было доказать: я - бог!

Я числюсь там, в Элизии, "зелёным",
И должен всем отвешивать поклон;
Мне задаёт работу Аполлон -
И я не вправе спорить с Аполлоном!

Я понял: у меня одна забота -
Отринуть груз своих корней людских,
Я должен, должен, должен сделать что-то,
Чтоб доказать, что я не хуже их!

КАДМ
Так вот в чём дело: олимпийцы злые
Глядели на беднягу сверху вниз...
У них под управлением стихии,
А ты - никто: заштатный Дионис.

Твоя беда - с фивянами родство...
Но ты добился важного трофея:
Вот голова несчастного Пенфея -
Мать погубила сына своего.

И что ж - отныне ты не мелюзга,
Поскольку смог повергнуть в ужас Фивы?
Теперь к богам вернёшься горделиво
И скажешь: "Я теперь вам не слуга"?

ДИОНИС
Не знаю, дед. Пока ещё не знаю.
Но я теперь смогу им рассказать
Про то, как сына растерзала мать,
А после выла, это вспоминая.

Но это всё же самое начало,
И я пока - не злое божество.
Богами, знай, совершено немало
Дел, что страшней поступка моего!

Да, слышу я фиванские стенанья...
Но, дед, прошу - одно держи в уме:
Кровопролитье - вот залог признанья,
И страх людской - опора реноме.

В крови любого эллина - пороки,
А на челе - безбожия печать.
Меня давно признали на Востоке,
А греки - не желали признавать!

Я ненавижу родичей паршивых:
Что за семья, что за народ дрянной!
О, как смеялись надо мною в Фивах -
Вот так же боги ржали надо мной...

Я защитил от поношенья имя:
Пусть славит Диониса каждый грек!
Пришлось жестоко обойтись с родными,
Чтоб доказать, что я - не человек.

КАДМ
Ну что ж, ты прав, мой внучек. Я злонравным
Тебя назвать, конечно, не могу:
Чтоб стать среди великих равноправным,
Топтать необходимо мелюзгу.

В своих деяньях ты, конечно, прав.
Теперь убьёшь, наверно, нас с Агавой,
Чтоб на Олимп затем взойти со славой,
Со смертными все связи разорвав?

ДИОНИС
Решил я добрым богом стать отныне,
Я всем народам подарю вино...
Вас убивать? А по какой причине?
Убийство это смысла лишено.

Ступай в изгнанье. Уходи из града.
Родство со мною, так и быть, прощу.

(КАДМ уходит)

Его бы наказать за дерзость надо.
Чуть погожу - и в змея превращу.


ДИОКЛЕТИАН

Нынче волны в бухте - цвета изумруда,
А вдали, у горизонта, - всё в тумане...
Мой Галерий, я пишу тебе отсюда,
Из Салоны - иллирийской глухомани.

Как покойно здесь, в моей округе сонной!
Вспоминаю я почти без сожаленья,
Как велели мне и боги, и законы
Удалиться от верховного правленья.

Я достиг вершины в жизни и карьере,
Я и Риму дал спокойствие, и миру...
И не стал с богами спорить я, Галерий.
И смирился. И отдал тебе порфиру.

Ты тогда был незаметный заместитель,
Но - расчётлив, и умён, и осторожен.
Нынче ты - великий август и правитель,
Я - в отставке, позабыт и позаброшен.

Лишь в тебе теперь, Галерий, видят бога,
А в моей приёмной сразу стало пусто...
Я пытался помогать тебе немного -
Ты послал меня выращивать капусту.

Это - верное решение, конечно.
И в других делах не вижу я изъяна:
Ты, как я, воюешь с персами успешно,
Христиан, как я, караешь неустанно,

И народу иногда даруешь милость,
И налоги так успешно выжимаешь...
А капуста нынче славно уродилась.
Жаль, что ты в ней ничего не понимаешь.

Еле слышен здесь, в поместье, шум прибрежный,
Море плещется лениво в отдаленье...
Ты, Галерий, - ученик весьма прилежный
(И добавлю - к пребольшому сожаленью).

Волны бьются возле берега о камни,
Злые чайки голосят о чём-то зычно.
Ты прислал из Никомедии вина мне,
И просил, чтоб я его отведал лично, -

Видно, вспомнил о походах наших старых,
Как мы вместе против персов воевали...
В этой амфоре - последний твой подарок.
Что же, выпью.
Так прощай, Галерий! Vale!
Шоргин Сергей
28.11.2008 11:00
ПРОМЕТЕЙ, или ОБУЧЕНИЕ ОГНЮ

О этот непрактичный Прометей!
Какой же был в его поступке прок?
Снабдил огнём неразвитых детей -
И получил за это долгий срок...

И для чего ему такой удел -
Утёс во глубине Кавказских гор?
Да насолить он Зевсу захотел -
Давно уже меж ними был раздор.

Известен этой выходки финал -
Мучения у бездны на краю;
Он сам себя частенько проклинал
За глупость несусветную свою...

Когда была уплачена цена
За похищенье пламени с небес,
Он стал носить чужие имена,
Чтоб больше не нашёл его Зевес.

И, возмечтав о мщении богам,
Смеясь над возмущением людей,
Не он ли сжёг в Эфесе дивный храм
Двоюродной племянницы своей?

В сражениях он дрался как храбрец,
Лечил - да так, что злились лекаря...
Не он ли вместе с Таис сжёг дворец
Сбежавшего персидского царя?

Потом Зевес покинул пьедестал,
И Прометей возрадоваться смог:
Смеялся он и свечи возжигал,
Когда свергал Кронида новый Бог.

Былых богов замучила хандра,
Затем скосила череда смертей;
Но жил - и славно грелся у костра
В лесу дремучем старый Прометей,

Глядел на искры, что взлетали вверх,
И вслушивался в веток трескотню...
Он порох изобрёл и фейерверк,
По всей Земле людей учил огню.

Но всё-таки устал он от трудов,
Бесчисленных костров и очагов,
И был сожжён на Площади Цветов
Последний из титанов и богов.

------

Пока всё.
Шоргин Сергей
28.11.2008 11:04
В этот же цикл входит мюзикл без музыки "Тесеида" (см. в одной из записей моего блога).
Шоргин Сергей
03.08.2010 13:44
СЛУЧАЙ В СИРАКУЗАХ

Разобрался с нечестивой кликой, был удачлив, не считал ворон -
Вот и стал в Сицилии владыкой древний сиракузец Гиерон.
Принял он решительные меры, управлял осмысленно вполне,
Демократов сплавил на галеры и порядок учредил в стране.
Наступила полная малина; все усердно, не щадя похвал,
Восславляли дружно властелина (горе тем, кто плохо восславлял!) -
И толпой стоящие у трона, и простой дорический народ...
А у государя Гиерона был тогда советником Мармод.
Он у Гиерона в кабинете от звезды сидел и до звезды;
Он-то и придумал меры эти, он-то и подсказывал ходы...
Но однажды много появилось подрывных пергаментов в стране,
Ну а им вослед - скажи на милость! - даже пьеса целая: "Надне".
Там на всех страницах - поношенье: воровство в Сицилии! беда!
Выручки валютной расхищенье! мафия! (да-да, уже тогда...)
Каждого второго кличут вором! В доле - и правительство, и знать!..
Гиерон велел своим эфорам борзописца живо отыскать.
Горе!.. Не сдержал правитель стона, выгнал прочь достойных воевод,
Честно доложивших Гиерону: автор всей нелепицы - Мармод.
Вызвал нарушителя покоя, исподлобья строго поглядел:
"Для чего ты совершил такое - стать Эсхилом, что ли, захотел?"
Тот в ответ: "Оставь своё унынье! Царь, дороги не всегда прямы.
Всем про всё известно - а отныне знают все, что знаем всё и мы.
У народа подлая натура: должен убедиться он, что власть
Видит всё - и, стало быть, не дура; всех накажет (ну хотя бы - часть).
Убедится - не устроит свару... Надо бы теперь, без дураков,
Нам в рабы продать номархов пару и повесить пять ростовщиков -
И народ тебя опять восславит, несмотря на трудности в делах...
Пьесу же разучат и поставят - будет неминуемый аншлаг".
И советник убедил патрона. Ну а люди - пошумели лишь...
И опять в державе Гиерона наступили благодать и тишь.

Шоргин Сергей
11.10.2010 20:38
ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО

Увы! Историю читая,
Мы видим: там - с древнейших дней -
Фальсификация сплошная,
И надо разобраться с ней .

Начну ab ovo. Славный Рюрик,
По сказкам древнего враля,
Был просто западный мазурик,
Пусть даже родич короля.

Страны историю похабит
Навет, что гнусен и убог:
Коварный, злобный, дикий Запад
Нам дать династию не мог!

Еще писец старинный учит,
Продляя выдумки свои,
Что князь Олег хазар умучил
И что погиб он от змеи.

Нет! Князь принес добро хазарам,
Заботой окружив своей,
И умер сам - почтенным, старым,
И яду не было у змей.

Сидел мудрец в норе, как крыса,
Строчил свой лживый протокол:
"Сгубил и Глеба, и Бориса
Князь, что боролся за престол".

Вся ложь подобных измышлений
Давно раскрыта и вполне:
Не совершают преступлений
У нас властители в стране!

И дальше в книгах - то же, то же!
Вот на опричнину навет -
На те отряды молодежи,
Что Русь избавили от бед!

Татары нас не полонили!
Татары - братский, наш народ!
Людей в России не палили -
У нас никто людей не жжёт!

Напрасно кровь не проливали!
Враньё, что был неправым суд
И что бояре взятки брали -
Бояре взяток не берут!

Искажены в трудах "учёных"
Дела давно минувших дней,
А о летах неотдалённых
Враньё - и гуще, и черней.

Не будем больше, как бараны,
Мы изучать галиматью!
Снесём историю в спецхраны!
Напишем новую, свою!

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Международный Грушинский Интернет-конкурс

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2019
php+sql dAb
пишите нам -
пишите_в_теме_rifma-help