логин пароль (?) регистрация


СТИХИ
О ВОЙНЕ
1941-1945
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Умер Влад Пеньков
Умер Влад Пеньков
Повесть, написанная на карантине
Все поэтические сайты – по образцу и подобию…
Помогите Оле Шишковой
А судьи кто?
Vlll Международный литературный Тютчевский конкурс *Мыслящий тростник - 2020*
Ушёл из жизни Игорь Чурдалёв...
Уровень языка на сайте рифма.ру
Пародия n°8
Пародия n°7
Пародия n°6
Пародия n°4 и n°5
Пародия n°2
Пародия n°3
Вчера умер Андрей Федосеев...
НЕПРОШЕНЫЙ КРИТИК
Из архивов Радио Африка
С Пасхой (наступающей не по дням, а по часам)
ПОЗДРАВЛЯЮ Ольгу Шишкову!!!
X литературная премия имени Марины Цветаевой.
Сплин
Пародия n°1
Vlll Международный поэтический конкурс *45-й калибр*
Юнна Мориц — Письмо с фронта
Фашизм, нацизм и русские эрудиты
Знания, образование и эрудиция
IV Международный литературный конкурс им. Гавриила Каменева *Хижицы*.
Умер Леонид Лейбович
Три вопроса

Новые отзывы БЛОГОВ:
Островский Семён 18:42
Бочаров Дмитрий В. 13:26
Антонов Геннадий 00:19
Ломкин Роман 10:34
Стрелец Вик 16:47
Зорингер Генрих 00:23
Зорингер Генрих 00:22
Дадашев Борис 20:33
Дадашев Борис 20:32
Процкая Наталия 00:54


Лавров Владимир
Московская сага 11.11.2008 19:54




автомобили автомобили автомобили –
рискнем перейти эту улицу выйдем на сквер?
вот снова куранты на Спасской башне пробили
еще один час нашей встречи в твоей Москве

еще один час такого щемящего горького счастья
быть рядом с тобою смотреть как меняется цвет
твоих глаз от зеленого к синему а машины все мчатся –
вот этот «мерс» нагло катит на красный свет

но ты тормознула – сидим в иномарке прижавшись тесно
твои ногти режут ладонь но как это здорово да
наверное гордые хмурые люди придумали города
чтоб разделиться потом на «приезжих» и «местных»

вот я и приехал к тебе моя коренная москвичка
самая дорогая в океане вселенной с таким причудливым дном
но знаешь в Сокольниках в парке местные птички
поют те же песни что слушаю там за окном

в моем городке где дома несравнимо ниже и меньше
где автомобильный поток по отношению к вашему просто ручей
но у нас тоже много красивых прекрасных женщин
почему же я вижу только тебя и зачем?

почему же я там у себя неприкаян рассеян
на дворцовой башне тоже куранты и тоже бьют
а озерная гладь в тихом парке дрожит осенним
ознобом но птицы все те же песни поют

почему ж я так рвался в Москву словно птичий коготь
зацепил мое сердце и тянет на этот сквер
вот и наш небоскреб – осторожно беру твой локоть:
будем вместе писать нашу сагу о нашей Москве?


Глава I.

от Казанского вокзала по Ордынке
я иду – семнадцатилетний
утро воздух прогрело летний
а асфальт прилипает к ботинкам
поливальных машин вереница
выезжает развешивать радуги –
дорогая моя столица!
как тебе я искренне радуюсь!
я на Красную площадь вышел и
купола разноцветною вышивкой
разукрасили небо над нею
пред такой красотой я немею –
знаменитый Василий Блаженный
бой курантов на Спасской башне –
есть ли где еще в этой вселенной
место что величавей и краше?
дорогая моя столица!
я приехал и мне не спится!

по Москве по реке под мостами
пролетел катерок белоснежный
вот на этом мосту и привстану –
посмотрю сверху вниз я нежно:
катерок –катерок! мой кораблик!
как ты весело режешь волны!
потемнело тяжелые капли
застучали при свете молний
но кораблик все мчится и мчится
я приехал к тебе столица!

**
судьба меня кидала по стране
из края в край – то Азия то тундра
в Прибалтике стучал нам по броне
такой же ливень и кричал: полундра!
я там служил в литовских тех краях
где нынче обитает Вова Таблер –
мой друг по переписке вертопрах
конечно: выдает себя за “абвер”
но он так шутит вспомнив иногда
те самые тревожные года:
над Каунасом черный дым и тут
четвертый день штурмуем мы редут –
самосожженье массовые беспорядки
наш полк был поднят по ночной тревоге:
дубинки в руки! – кто там в плащ-палатке
командует? – эй уносите ноги!
но Вова не ушел тогда и я
ему дубинкой врезал по шеям!

сегодня вспоминая те событья
мы улыбаемся друг другу в монитор
когда мы встретимся с Володей сразу выпьем
и вновь продолжим старый разговор
о том чей город всех на свете лучше
и я вздохнув скажу: не надо дуче!
всех лучше несравненная Москва!
ведь в ней живет иль скво моя иль сква…


судьба забросила меня под Ленинград
теперь он Петербург – хрен или редька
ведь Летний Сад навеки Летний Сад
и в том саду есть скромная беседка
где я нескромно с милою сидел
смотрел в ее глаза и насмотреться
не мог и как стучало сердце
и как нам ветер над Невою пел!
моя москвичка прикатила в гости –
мы с ней искали глупую Эриду
чтоб прекратить раздоры и обиды
но так и не нашли горбатый мостик
над Зимнею Канавкой еще помнит
как целовались с Дашею на нем
в ее глазах такой глубокий омут
а губы пышут яростным огнем –
Дашутка! Дашенька! ты сразу – ад и рай!
я жду тебя! скорее приезжай!


она влетела в мою жизнь торнадо
и что мне Вова “абвер” или “смерш”
когда меня кружит и носит смерч
когда в растерянных аллеях сада
внизу Эрида ахнула нам вслед
но ураган уже умчался его нет
мы с Дашенькой в японском ресторане
танцуем так что чувствую: каюк
мне настает от этих смелых рук
от этих губ – нет я смертельно ранен
я умираю мой далекий друг!
я умираю в этой сладкой муке –
Дашутка! дай я поцелую руки
такие нежные и цепкие твои –
какое счастье сгинуть от любви!

она писала: сможете поверить
что я влюбилась прочитав стихи?
а я молчал в ответ глухой тетерей
и думал что стихи мои плохи
чтоб из-за них влюбиться безрассудно
но я не знал тогда как будет трудно
ей доказать обратное она
сама приехала – пьянею без вина!
мы по Фонтанке плавали вдвоем
на катере и вылезли на пляже
у Петропавловки и я не помнил даже
кто я таков и где же черт мой дом
я только видел этот окоем
зеленых глаз я видел только губы
нам в ресторане пели марши трубы
потом она сказала мне: пойдем!

нет я не помню как попал в столицу
но помню только что в купе она
курила в перерывах у окна
еще лицо я помню проводницы:
ах, ваша дама курит и пьяна!
– уж кто все время пьян так это я! –
ответил ей и та ушла звеня
стаканами и ложками в стаканах
а мы приехали бродили по Москве
потом она ушла а я на сквер
забрел и сел конечно я был пьяным –
мой день рождения мы отмечали с ней
с единственной погибелью моей
которую я с радостью искал
я снова поднимаю свой бокал
за смерть в любви! но жизнь меня зовет
еще увидеть и глаза и губы
единственной моей я стиснул зубы
и я живу весь сумасшедший год
лишь ей одною – Дашенькой-Дашуткой
и буду жить бессмертно и не в шутку
а полностью всерьез мне смерти нет –
пока со мной Дашутки дивный свет!

вот так мой друг я встретил день рожденья!
но это лишь начало – продолженье
уже торопит – я спешу на сквер
продолжить нашу Сагу о Москве!

Лавров Владимир
11.11.2008 19:59
Глава II.

*
семья Стрельцовых – коренные москвичи
они живут в Сокольниках достойно
под звон колоколов первопрестольной
под шелест листьев ветреной ночи –
молчи! здесь даже соловьи поют
когда весна гуляет по столице
становятся приветливее лица
когда вокруг спокойствие уют
и чистый воздух – небо здесь повыше –
молчи я говорю! ты слышал слышишь?
какие трели вновь рассыпал соловей?
Москва! любовь моя! я снова с ней!

в семье Стрельцовых счастье – есть две дочки
близняшки шустрые никто не различит
кудряшки носики и белые чулочки –
все одинаково и даже ах! – молчи!
молчи, сказал! кому твои детали?
подробности и прочий эпатаж?
смотри вон лучше – на какой этаж
они на одной ножке поскакали?

они закончат школу – две медали
родителям положат на трельяж –
конечно сбудется у них о чем мечтали
и МГУ в туманной дымке тает –
девчонки милые теперь он тоже ваш!

**
Дашутка с Машей (вы конечно их узнали)
еще на школьной парте иногда
менялись именами – да да да!
они с ребятами в любовь играли –
попеременно на свидания ходили
потом делились тайной вечерами
и сердце не одно они разбили
и день над Воробьевыми горами
порою для кого-то стыл не мил –
была любовь да след ее простыл!

и только мама иногда могла
их различить – у Дашки синевою
играл бесенок в глазках Бог с тобою!
опять сегодня над Москвою мгла –
как можно разглядеть во тьме глаза? –
молчи и слушай! – Машка-егоза
зеленоглазой подрастала в остальном
их сам отец не различал! Потом
я расскажу тебе забавный случай
но время подошло на перекур
и ты вопросами меня пока не мучай –
смотри какие вновь заходят тучи!
и все равно Москва! ты мой ля мур!

***
нет не заснуть ну как тут друг заснешь
когда она молчит полдня уже не пишет
и не звонит и только дождь по крыше
стучит ладошкой – хрен меня возьмешь!
нет я тоске не стану предаваться –
я просто посижу минут так двадцать
послушаю Амстронга Фицджеральд
глаза закрыв почувствую вдруг губы
своей девчонки скажешь – это глупо?
ты скажешь – размечтался вот чудак!
нет – я отвечу – даже древний скальд
вот так же медитировал вот так –
Эгиль Скаллагримссон в десятом веке
сидел у очага смеживши веки
и песни-саги сочинял любимой
ужель его душа в мою вошла?
вот наконец-то – луч неуловимый
я разглядел во мгле моя душа
иль скальда – я уже не различаю!
летит навстречу милой! поскорей
любимая открой тугую дверь –
мы сядем рядышком нальешь мне кружку чая
дотронешься рукою до волос…
все я кончаю ибо – понеслось!
все что увидел я пока отбросим!
пора ложиться спать глухая осень
не слышит музыки и джаз ей не с руки –
все я ложусь но рядом с ней – враскид!
любимая! прижмись ко мне сильнее –
продолжим вместе завтра мы роман
тебя я вижу сквозь седой туман
и нет на свете для меня роднее
твоих любимых глаз и нежных рук
все засыпаю умирает звук…


нет я не сплю – она ко мне садится
кладет ладонь на лоб и нежно гладит
как я люблю ее сейчас и Бога ради –
не уходи любимая! – не снится
не видится не глючится и не
мираж все это – я горю в огне
я умираю от любовной дрожи
ласкаю эту маленькую грудь
целую губы нет мне невозможно
все рассказать да надо ли? чуть-чуть
вот отдохнул и снова продолжаю
борьбу двух тел и кто здесь победит?
сжимаю бедра и смертельно жалю
но мы бессмертны правда же Лилит?
нет не Лилит – Дашутка мой цветочек
я буду бережно всю жизнь тебя хранить
и невских берегов бесчувственный гранит
вдруг раскалился в плазму этой ночью –
в него ударила любви моей волна
и все сжигая на пути все дальше мчится
а впереди испуганно луна
ей освещает путь прямой в столицу –
любимая! прими мою волну любви!
историю московского пожара
напишет новый летописец а тот старый
в гробу перевернулся и обвил
костлявыми руками свой скелет –
такой любви не знал еще наш свет!





Лавров Владимир
11.11.2008 20:01
Глава III.

*
светает бледный свет в окне
рисует странные картины –
Москва! кровавые рябины
склоняются во сне ко мне
как будто кто-то капли крови
нарочно подобрал с земли
чтоб рифму подобрать к «любови»
чтобы расстаться не смогли
мы спящие вдвоем с тобою
любимая! пора пора
вставать ¬– сейчас глаза открою
и захлебнусь рябинной кровью
но снова буду жить любовью
к тебе любимая кора
на тех деревьях в ожерелье
хрустальных капель – снова дождь
я знаю знаю – подождешь
меня ты и откроешь двери
когда с работы я приду –
здесь на земле в раю в аду
мне все равно где лишь бы вместе!
моя невестная невеста!
дай поцелую тебя нежно –
все я пошел! спи безмятежно!

**
в твоей Москве рассвет окрасил стены
кремля такой же кровью как рябины
но солнца луч упорно бьется с тенью
и гонит мрак подталкивая в спину
и площадь Красная алеет в его свете
багровый мавзолей тяжелый сундучок
сундук ларец комод грустит о лете
в нем спит пока еще бессмертный старичок –
его еще не предали земле как дОлжно
он тяжкий вздох таит под желтой кожей
уж лучше быть фигурой восковой
чем здесь лежать – ни мертвый ни живой
преступник неврастеник психопат
он под стеклом и стук сапог солдат
его не очень беспокоит все же
он тяжело вздыхает когда вдруг
останется один но встать не может –
он тать он вор он всех народов друг
не предан он земле но предан поколеньем –
гранит забрызгал кровью слово «Ленин»…

а рядом с мавзолеем есть погост –
соратники друзья мечтатель и прохвост
герои негодяи – все до кучи
вот космонавт вот наш любимый дуче
доморощенный смотрит с постамента –
лишь только бюст да траурная лента
да ходят наверху седые тучи
но солнце вновь пробилось – теплый лучик
рисует золотом на ленте позументы

могила неизвестного солдата
огонь прожег звезду и рвется на ветру
ты площадь Красная ты помнишь как когда-то
шли защищать столицу по утру
твои сыны в печальном том параде?
и вряд ли кто из них мечтает о награде
и вряд ли кто мечтает здесь лежать –
не умирать идут а побеждать!

ты помнишь площадь – много много раньше
стояли висельницы на твоей брусчатке
кричали бабы грохал барабанщик
и государь взмахнул своей печаткой
и вот стрельцы зависли удивленно
вращая уже красными белками
и ахнул колокол соборный многотонно
и снова кровь раскрасила твой камень
не потом ли Красною прозвали?
ты всех главнее на планете площадь
и маршал вздыбил каменную лошадь
и смотрит в небо в утренние дали
еще один парад он примет этим днем –
парад любви! любимая идем!

***
лобное место – лежит самозванец
голый и жалкий но как он любил –
что ж ты Марина танцуешь свой танец
с Тушинским вором и брызгает пыль
из под каблуков красного цвета

милая жаль что закончилось лето
лето любви нашей но я уверен
что ты опять мне откроешь двери –
ведь любовь не прошла она вечна как мы
в воздухе стынет запах зимы
в воздухе стелются вьются дымы
но еще осень в разгаре и желтые перья
падают с птиц перелетных кружатся
снова куранты пробили: «двенадцать» –
полдень и в Питере рявкнула пушка
голубь сорвался с узорной макушки
Васьки Блаженного – звук долетел
даже досюда словно метель
желтые листья и перья тех птиц
что пролетают и плачут над нами
снова история с желтых страниц
воздвигает картины и льется на камень
льется на Лобное место кровь –
Стенька лежит безголово Пугач уже рядом
тоже отрублено смотрит в небесную высь
знаешь давай мы пока Летним Садом
снова пройдем? дорогая вернись!

Красная площадь еще нас с тобою приветит
будем смотреть здесь концерты – Васильевский спуск
нас с тобой примет как малые дети
будем свистеть и кричать и никто не заметит
как я целую тебя только тесен и узк
для нашей любви этот самый Васильевский громкий
лучше вернемся пока в Летний Сад в тишину
я обниму тебя милая так обниму
что хрустнешь как тонкий ледок на ладошке и звонко
ты засмеешься и скажешь: а что же роман?
что ты не пишешь его продолжение милый?
нет я пишу правда полночь в курантах пробила
и застилает глаза мои плотный туман
завтра продолжим историю нашу любимая
все я ложусь эти ночи осенние длинные
так прижимайся скорее и где твои губы?
Красная площадь прощай пусть поют твои трубы
каждое утро когда мы с любимой вдвоем
будем бродить по тебе а пока мы пойдем

милая где твои губы я жду я уже обезумел ты слышишь?
все уже сплю не понятно вот только кто пишет
эти корявые строчки – все слиплись ресницы
радостных снов тебе милый мой город-столица!

****

ну вот – лирическое отступленье
нет отступать еще я не привык
когда судьба хватает за кадык
я все равно кажу сопротивленье
вот и сейчас пора пора уже
продолжить мне свое повествованье
с утра сажусь я к компу в неглиже
стучу по клавишам и чувствую желанье
быстрее написать развязку но
нельзя спешить ведь это не кино
нет мой роман – он протекает плавно
все по порядку а в конце о главном –
о том что в мире все же есть любовь
она находит нас порой внезапно
заикою остался бы любой
на моем месте – открываю клапан
и выпускаю пар наружу – так так так
я успокоился и сердце бьется в такт
ручным часам – я продолжаю Сагу
закончив эту новую главу
я начинаю – лезут в головУ
видения нет нет пойду прилягу
все обмозгую а потом опять
начну писать писать писать писать
историю Стрельцовых дочерей –
мир не видал прекраснее детей!

девчонки выросли уже – привет девчонки!
как вам идут с разрезами юбчонки!
и эти пончо с длинной бахромой…

глава закончена пора идти к другой!



Лавров Владимир
11.11.2008 20:02
Глава IV

*
Cтрельцова Даша ты закончила журфак
работаешь теперь в больших журналах
не забывая «Аргумент и Факт»
плюс три газеты но ты не устала
мотаться по стране и за рубеж
брать интервью и делать репортажи
не брезговать порою эпатажем
но твой язык остер к тому же свеж –
ты новое для всех открыла слово
уже прославилась как репортер и снова
спешишь в редакцию – спортивный ягуар
тебя несет как будто на пожар –
Москва горит рассветом над тобой
ну что ж тореадор смелее в бой!
тореадорша! нет – сама Кармен!
такая ж стать в глазах пожар двоится
и вот уже горит твоя столица
от взгляда твоего – кремлевских стен
коснулось пламя плавится кирпич
и что Наполеон в сравнении с тобой?
тореадор-Кармен! смелее в бой!

**
Москва Москва! ты дочерей своих
лелеешь бережно и любишь страстно
вот и сегодня ветер вдруг притих –
сестренки вышли погулять по Красной
знакомой площади для нас и им во след
не посмотрел один лишь старый дед
да он ослеп еще в семнадцатом году
а был бы зрячим тут же кондарашка
разбила бы его – какая Машка
какая Дашка в Александровском саду!
гуляют вместе и вскипает кровь
у всех мужчин – опять зову любовь
для рифмы я другой не подобрать
достойнее итак едрена мать
пора видать сестренкам настает
уже подумать о семейных узах
я помолчу немного обе музы
мои в тот раз мне дали поворот
от тех ворот в которые мечтал я
войти уверенно нет нет еще не знал я
девчонок этих просто я мечтал
таких же встретить и поднять на пьедестал
но в разных городах живу я с ними
так почему же повторяю имя:
Дашутка Даша Дашенька Дареныш!
в груди моей мотается звереныш
грызет мне сердце – я люблю ее
свою Дашутку – Дашу –ё-моё!


ты вновь зациклился на Даше милый друг
а как же Маша – ведь она сестренка?
она близняшка и роднее всех подруг –
что тоже журналистка? – нет в девчонке
уже давно раскрылся божий дар –
она рисует пишет лепит даже
она – художница богиня вернисажей
но дом Стрельцовых испытал кошмар:
холсты бумага краски скипидар
и гипс и глина и керамика-скульптура
и вся одежда пахнет политурой –
катар желудка и путей ее катар
верхне-дыхательных но Машу раскрутили –
газеты телевиденье в фанфары протрубили
и выставкой ее Париж сражен –
и жизнь у Маши как волшебный сон
тут подвернулся друг-художник он
открыл уже в Париже галерею
в нее и Машу пригласил его затея
ей по душе пришлась – жюли гарсон!

немножко полноват курнос и рыж
но главное – за ним Париж Париж!
и Маша улетела – се ля ви!
Сокольники грустят теперь дождями
но миг удачи краток так лови
его быстрее Маша – пиши маме!

нет Маша прилетала иногда
домой в Сокольники по праздникам и датам
и просто так она теперь богата –
слетать в Москву раз в месяц не беда
пустяк да с Дашкой поболтать о том о сем
да пошутить как прежде над другими –
мужчины в основном сгорают с ними
опять меняют их девчонки: тот – осел
а тот – козел а этот блин – придурок
иди-ка ты с ним вечером в кино!
– ко мне приклеился в Париже наглый турок!
приедешь в гости познакомлю только но!
– да нет я замуж собралась за журналиста
нет он не турок а пока простой москвич!
– а как же я? и я хочу постичь
семейный рай! мы свадьбу с гармонистом
устроим обе в один день да Даша?
Вот только жениха себе найду
по быстрому – вон там в восьмом ряду
ну чем мне не жених? и смотрит даже
не на экран а пялится на нас –
иду на спор! мой будет через час!


****
все так и было – свадьбы с гармонистом
девчонки справили в один и тот же день
конечно не графья не Монте Кристо
у них мужья но плечи как сажень
и любят оба так что даже страшно
за Дашу мне ребята и за Машу
ведь вновь меняются мужьями по привычке –
их различить не в силах и мужья
они потом чирикают как птички
проказницы разлучницы-сестрички:
у нас такая дружная семья!

проходит время – обе залетели
не все чирикать им пора гнездо
себе готовить – лето все пропели
а по зиме поехали в роддом:
два мальчика в один и тот же час
впервые крикнули и сразу свет погас!
и для сестер настала жизнь другая –
гуляют так же вместе и толкают пред собой
коляски а мужья придя домой
не видят жен – те все еще гуляют
и спорят яростно: твой сын – он от кого?
потом пьют пиво продолжая разговор
про то чей муж активнее и злее
покурят помолчат и старый двор
проводит солнышком до самых до дверей
сестренок-мам а бедные мужья
напрасно ждут – опять жена у тещи!
придется видимо расширить нам жилплощадь
чтоб тещу взять к себе и чувствовать семью
а то один один – ну нет – адью!


мальчишки подросли девчонки повзрослели
Дашутка вновь в редакциях своих
торчит неделями и Маши дар не стих –
она опять разводит акварели
опять Париж Монмартр и Сен-Жермен
и друг-художник – верный джентльмен
а где же сын? пока живет с отцом
но тот ребята оказался подлецом
поставил ультиматум: или ты
бросаешь рисовать свои цветы
и дур-натурщиц и живешь для дома
иль уходи совсем к тому другому
что ждет тебя в Париже – знаю я
что он тебе дороже чем семья!

а в это самое же время видит бог
Дашутка вдруг влюбилась в первый раз!
тот журналист давно натер ей глаз –
шутник и озорник еще игрок
умен к тому же но влюблен безумно
в Дашутку – яростною пумой
готов вгрызаться в трепетную лань
ах Даша милая! сердечко не порань!

еще проходит время и девчонки
вернулись к маме – вырвали свободу!
одна в Париж бросается как в воду
другая на работе рвет печенки
но сыновей не забывают у отцов –
через неделю их подвозят на крыльцо
одна неделя у отца одна у мамы
не в силах я назвать такое драмой
не мне судить о том ведь даже я
давно забыл понятие «семья»
но дочки меня любят – это так
пусть я пишу стихи смешной чудак
пусть я гуляю сам и по себе
я кот по гороскопу и судьбе
покорствую так мне ли их судить?
девчонки! я умею лишь любить!

Лавров Владимир
11.11.2008 20:03
Глава V.

*
Москва – шесть разных звуков в одном слове
но вместе они словно монолит
и только «с» свистит сопит искрит
как будто гвоздь загнулся на подкове
коня что тяжелеет Долгоруким
какие все-таки упрямые вы звуки –
как будто точат повернув пилу
зубцами вверх – да это кремль ребята
и площадь Красная а кто там на колу
уже сидит и смотрит виновато
выкатывая красные глаза?
вот только отойдешь на миг отъедешь к дому
как на тебе – его ведут назад
и вновь на кол сажают – по другому
видать с такими поступать нельзя
ведь это он придумал букву «С»
и звук такой же – это тот же бес
что под ребро меня ударил сволочь
теперь прикинулся Заруцким на колу
но мне привиделась опять глухая полночь
и губы милой алые – в мелу
мои от страсти бесовской и жаркой
что раскалила сердце до бела
ужели вправду эта ночь была?
ужели вправду мы гуляли в парке
в саду и статуи раздевшись до нага
нас провожали взглядом – им богам
богиням нимфам и другим сатирам
все было ясно – эти влюблены!
и рокот невской голубой волны
был еле слышен в том купе-квартире
где мы вжимались до смерти друг в друга
и все пространство сузилось до круга
до черной точки милого зрачка
любимая! ты помнишь дурачка
поэта что поехал за тобой
в Москву? иль это был другой?

**
а было так: приехав как-то Маша
спросила у Дашутки – как живешь?
та ей ответила – пожалуйста не трожь
его! он в Питере нет нет он где-то даже
под Питером и пишет он стихи
его я отыскала в интернете
списалась с ним и знаешь: влюблена!
да да! опять? к чему твои хи-хи?
мне кажется что лучше нет на свете
его! ну что ты все сияешь как луна?
что тут смешного – я люблю за слово
за то что он сумел раскрыть в словах!
жаль не москвич – такого нет другого!
увидела б его и сразу: ах!

а Маша слушала и головой качала –
она была свободна в этот раз
и все уже решила – до вокзала
подбросила сестренка и в тот час
вернувшись быстро скинула по почте:
я выезжаю! сразу позвоню!
я Вас люблю! – потом три черных точки
и вот теперь уж я с утра гоню
в Санкт-Петербург на долбанной маршрутке
потом пять остановок на метро
и встал на мост – какой придурок жуткий
представил памятником сам себя и вот
я каменею но бурчит живот
наверное от этого ситро
что выпил по дороге – охладить бы раж
но чувствую – пришел ко мне кураж!
ну где же ты влюбленная москвичка?
я – памятник! на мне гуляет птичка!

я написал про то как мы гуляли
по Питеру и отбыли в Москву
не буду повторятся – погибал ли
иль оживал тогда я? грусть-тоску
свою развеяв в солнечной столице –
гудела Троица и был чудесный день –
мой день рождения! горели в серебре
глаза икон и освещали лица
всех прихожан той церкви где я ждал
девчонку – надо было на вокзал
мне возвращаться – завтра на работу!
а та пошла домой – устала что-то!
вот отдохну и провожу тебя!
и посмотрела нежно и любя
и я запомнил навсегда тот цвет
зеленый и теперь прекрасней в мире нет
мне этой зелени ее прекрасных глаз!
ну ладно! дальше поведу рассказ!


я долго ждал тогда потом дурак напился –
имею право в день рожденья свой!
и этой церкви колокольный бой
нет звон конечно в мое сердце влился
но вот она уже пришла и вдруг
я понял – что–то в милой изменилось:
чуть похудела что ли? перестук
тех каблучков в каком-то новом ритме
и почему-то синие глаза!
ну вот допился! сколько раз сказать
тебе что пить так много вредно! – пить мне?
да я не пью совсем! лишь губы окунул!
мы едем на вокзал и я в метро заснул…

как провожала я сейчас не помню
быть может целовала только в лоб!
в купе я сразу на кроватку – хлоп!
не помню так же снился нет ли сон мне
или все это было долгим сном
тем наваждением что иногда приходит
проснулся на работе с мятой мордой – вроде
и руки-ноги целы только но –
откуда этот след укуса на губе ты знаешь?
попить бы чаю! – тут же отвечаешь
ты сам себе и смотришь за окно –
нет нет конечно это было сном!


а Даша возвратившись к спящей Маше
сказала гневно: неужель алкаш?
ну как такому всю себя отдашь?
не говорил – жевал густую кашу!
а ты как с ним? понравилась ему?
но Маша спит и даже ни му-му
ей снится он ¬– поэт любовник-хват
как вместе входят снова в Летний Сад
как он целует трепетную грудь…
спи наша Маша! надо отдохнуть!

мы письмами кидались ежечасно
звонили по мобильникам сто раз
на дню я чувствовал себя ужасно –
я умирал от блеска этих глаз
что зеленели беспрерывно предо мною
и выжигали сердце – боль моя!
когда увидеться опять смогу с тобою?
моя любимая! лишь только ты да я
живем на свете так вот безрассудно
безумно и нелепо – только так
и надо жить! я знаю что дурак –
но нет счастливее меня – как трудно
мне снова стать самим собою нет!
нет ничего вокруг лишь дивный свет
зеленых глаз и чувственные губы!
пора в дорогу! вновь позвали трубы!


я собирался в Липки – фестиваль
там проводился сетевой поэзии
мне трудно было ведь после болезни я
еле дышал но сердце птицей вдаль
уже летело – ведь там будет Даша!
про фестиваль я расскажу потом –
я написал всего лишь первый том
а сколько будет их не знаю даже!
на днях продолжу эту сагу может завтра
но надо бы в редакцию сгонять
и отвезти Смоленскую тетрадь –
я той тетради тоже вроде автор
нет я не помню помню только их –
зеленые глаза! я точно псих!

Лавров Владимир
11.11.2008 20:05
Глава VI.

*

Подмосковье холмы и овраги
родниковые реки пруды –
как же мне передать на бумаге
Средне-Русской равнины труды?
березняк на бугре – там неспешно
разбредаются грибники
а над берегом тихой реки
раскудрявился чудо-орешник

Подмосковье – малиновки-зори
и закатные снегири
разливайся зеленое море
подмосковных лесов и замри
чтобы слышались только распевы
божьих птах да заливистый свист
дурня-лешего – то ж голосист
зазывает то вправо то влево
тех девчонок – смешных городских
что решились откушать малины
только леший ведет вдоль плотины
в топь болот где пустила ростки
сон-трава – здесь русалочье царство
все девчонки забудьте свой дом!
и врожденные чары с коварством
пригодятся вам в омуте том
где распустите длинные косы
и окрасите тинной травой
и дрожат на пригорке березы –
не ходите сюда за водой!

завлекут и заманят утащат
в глубину зеленеющих глаз –
все бросаю бродить я по чащам
продолжаю про Липки рассказ…

**
мы приехали – Миша Илона
ну конечно и я – идиот
нас встречает Олег – вон он вона
свой Парламент не курит а пьет
побродили по жарким кварталам
по московским каленым дворам
а потом потащились устало
на метро к Воробьевым горам –
нет ошибся мы в Кунцево слезли
ждем автобуса в Липки и тут
понял я что после болезни
мне придет в этих Липках капут

но приехали и разместились
многих я до сих пор не видал
узнавал их по бейджикам или
просто так от души узнавал
да о чем я? писал уже эти
мемуары про Липки – зачем
повторяться? бессонных ночей
мне хватает и так – на рассвете
как-то вдруг появилась она –
Даша! солнышко! радость и счастье!
прикатила взять интервью
но сумел ей сказать: ай лав ю!
и замолк разрываясь на части
а потом двое суток любви –
и простите меня дорогие
что не всех записал я в свои
мемуары – я ехал на гибель
мне хватило лишь видеть всех вас:
Диму-3 Костю Про и Эклогу
и еще перечислил бы много
но тогда я бы умер сто раз
как в тот вечер когда лишь Гофайзен
смог меня с того света вернуть
да Дашутка – она в полном разе
преградила мне гибельный путь

я читал и со сцены и в поле
свои странные тексты-стихи
Катя Юля Татьяна и Оля
подходили и чудо-духи
я запомнил навек да и буду
помнить запах красивых таких
я ношу в своей памяти всюду
тех девчонок – такой вот я псих

я уехал простившись так страстно
что уже расхотел умирать
мы бродили по площади Красной
и учились в засос целовать
я уехал и что эти Липки
если Даша осталась вдали?
на картине придурка Дали
воздух плотен удушлив и липкий
вот и я как почти Сальвадор
задыхаюсь опять в одиночку –
нет на этом не ставлю я точку
я продолжу свой разговор….


потом ты расскажешь кто ездил ко мне в Самару
в те дни мы впервые поссорились глупые но
ты ночью звонила и плакала пила вино
с цыганами в поезде ну а потом вы на пару
вы – Маша и Даша звонили писали: люблю!

однажды звонок меня сдернул с работы поспешно:
я здесь в твоем городе! правда конечно конечно!
стою у дворца на площадке и зонтиком землю колю!
всего только день снова вместе и как насмотреться
в зеленые эти глаза как тебя оторвать
от гулкой груди? Даша Дашка! возьми мое сердце –
оно уже больше не в силах болеть и тебя ожидать!

потом я уехал на юг – на Кавказ и на море
потом я в Смоленске стихами испортил тетрадь
потом в телефонном – сто первом для нас разговоре
ты мне обещала: приеду любимый встречать!

я ехал в столицу на сборище нашей Стихиры –
назначен был праздник почти юбилей в ЦДЛ
и поезд летит мой ночной через черные дыры
вселенной но вот Белорусский вокзал – я успел!


я люблю тебя девочка – спи мой пушистый котенок!
приоткрытые губы еще поцелуи хранят
я стою пред тобою как щит как стальная броня
защищая твой сон от косматых клыкастых потемок
спи любимая! спи а проснешься – спеши наше время настало ведь
собирать с тобой листья в аллеях и делать из них корабли
и пускать по воде – видишь пламя взметнулось вдали?
это наши с тобой паруса – золотые и алые

я люблю тебя девочка так что почти не дышу только бьется
мое сердце как птица трепещет клюется в ладонь
приезжай поскорее! слепое осеннее солнце
заблудилось в кленовых аллеях развесив на ветках огонь…

Лавров Владимир
11.11.2008 20:06
ты то спишь то молчишь
и совсем мне не пишешь не пишешь
что случилось с тобою? скорее всего ничего
почему же я слышу и здесь далеко как ты дышишь
только сам я почти не дышу и почти не живой

как мне жить без тебя в этой утренней сырости парка
в этих бледных туманах и желтом дрожанье листвы?
постарела в дождях триумфальная древняя арка
но она тоже знает и помнит: на свете есть ты!

мы с тобой проходили недавно под аркой и скоро
ты приедешь ко мне и мы снова под нею пройдем
наш триумф победителей смерти торжественно встретит мой город
ведь любовь победила тоску и стоит теперь твердо на том!



Дашенька! ну зачем я тебя так люблю невозможно!
ты знаешь я наверное умру от этой любви
потому что даже деревья объяты дрожью
моих чувств но еще копошатся в кустах соловьи –
они продолжают мне петь представляешь – не надо им юга
видимо мы заставляем их здесь проводить круглый год!
жаль мне конечно их серых – зимняя вьюга
заставит умолкнуть этот хрупкий народ
но весной опять распоются а может быть раньше –
только приедешь ко мне и сразу наступит весна!
Павел стоит на гранитном своем постаменте как барабанщик –
посох в руке и шпага на ляжке – для сна
только для сна и годится это бронзовое привиденье
но давай заключим союз – буду сниться лишь я!
а давай еще вновь возродим традицию – мой день рожденья
вместе встречать: мы затащим в кусты рояль!
если ты очень захочешь то даже в твоей Москве!
Господи-Боже! я снова вижу видение –
ее губы глаза и тот же самый сквер
где обнимал эту девочку даже еще не зная
кто это – сестренка и дальше катилась игра –
Дашенька Машенька – кто из вас самая дорогая?
кто из вас самая лучшая? впрочем пора
мне рассказать о том чем столица дышала
в тот самый день когда мы ЦДЛ потрошили

солнце садится – то ли цент то ли аглицкий шиллинг
а впрочем – о чем я? закончил эту главу
КаРа – ДимиР-Джугашвили



Лавров Владимир
11.11.2008 21:17
да это черновик. написанный экспромтом дня за два... не хотел к нему возвращаться, но вот вынул из архива.. а стихи про этот период на странице сегодня помещу,
спасибо)
Чеботарева Людмила
11.11.2008 21:25
Володь, интересно очень. Есть неожиданные ракурсы. Интересно разворачивается сюжет. Но, естественно, много мест для чистки.
Жду продолжения.

С теплышком,
Люче
Лавров Владимир
11.11.2008 21:59
Спасибо, Люд!
Нет, возвращаться к этому не буду - уже прошло, стихи на эту тему поместил на странице..
Анферова Светлана
12.11.2008 19:44
Владимир, прочитала еще утром, очень легко читается. Некоторые отрывки понравились, может добавишь их в цикл о Москве? Например, вступление. Жалко, если они пропадут!
Лавров Владимир
12.11.2008 19:51
Свет! спасибо)
я сам только отрывки принимаю из этого, а сюжет почти правда.. была... но куда добавлять, если место ограничено и так? у меня еще много стихов из этого периода про Москву..
Анферова Светлана
12.11.2008 20:01
В одну из следующих публикаций про этот период)))
Лавров Владимир
13.11.2008 20:48
Спасибо, Виталий!
Я уже сказал, что это было мною выброшено в архив. Возвращаться не буду, просто показал, как я пытался написать поэму...
Больше не буду, извини.
Уйду в монастырь, это точно..
Лавров Владимир
14.11.2008 19:25
Не знаю, Виталь. Пока ни до чего, устал от всего, а еще время мрака... не люблю..
Так что закрываюсь везде и ухожу во внутреннюю келью..
Арсанова Янка
15.11.2008 00:46
даааа.....
а продолжение будет, Володь?
хотелось бы!
Лавров Владимир
15.11.2008 14:05
Янка, это все в прошлом, продолжения не предвидится..
Арсанова Янка
15.11.2008 22:19
Володя, ты хочешь сказать, что выставил всё, что было тобой написано в этой саге??? т.е. на этом рассказ прервался?

как жалко!..
Лавров Владимир
17.11.2008 21:11
а ты все прочитала. что я выставил? в комментах...
Арсанова Янка
17.11.2008 22:50
всё:) иначе бы и не спрашивала, Володь:)

/и только я, понимаешь, вошла во вкус, как рассказ прервался на самом интересном! и я теперь всё вспоминаю и думаю - а что дальше???/

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
альманах Эрфольг

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2019
php+sql dAb
пишите нам -
пишите_в_теме_rifma-help