логин пароль регистрация
кто тут=>


Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Коллеги и друга больше нет
А ты, какой ты след оставишь
Стихастые развлечения... -3
КАКАЯ ПРЕЛЕСТЬ ПОДОСПЕЛА...
Русь посконная, виртуальная
Современное кино
“Дискурс” Викуши и Витуши по поводу мироустройства и спасения человечества
Стихастые развлечения... -2
Новости конкурса Хранителей Рифмы
Неуважаемый мною г-н М. Ромм
Стихастые развлечения... )
По следам “академика” Вита, ч. 3
По следам “академика” Вита, ч. 2
По следам Виталия Иванова (“академика” Вита) ч. 1
Клубок
Баллада о рыбаке
ПУСТОСЛОВИЕ ЛЖЕ-АКАДЕМИКА
Послесловие. Академия, 2-ая часть
ПОМОЙКА МУСОРА
БИБЛИОТЕКА КНИГ. Продолжение, 1
VI поэтический интернет-конкурс Эмигрантская лира
Прошёл дождик
Приглашаю на вечер!
ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ПОЭТЫ
АКАДЕМИЯ. Новая книга, часть 2
Об “академиках”, жизни на публику и психических отклонениях.
Разбор текстов Василия Тюренкова на фоне его аватара
Анализ стихотворения в.п.с. «Смотрящий из тишины»
6-й Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Литературный конкурс *Поэтический атлас* фестиваля *Мгинские мосты*

Новые отзывы БЛОГОВ:
Тюренков Василий 13:16
Стрелец Вик 02:30
Езерская Светлана 01:02
Процкая Наталия 00:23
Андреевский АлексАндр 21:40
Тюренков Василий 21:00
Процкая Наталия 19:26
Процкая Наталия 19:16
Андреевский АлексАндр 18:23
Тюренков Василий 14:02


Шоргин Сергей
ЭФГЕНИ-ПАША. Диваны первый и второй 17.02.2008 13:49

ЭФГЕНИ-ПАША
Рубайат. Сочинение Искандера Мортир-заде
Типа перевод с типа персидского
Диван первый


(Диван второй - см. ниже, в комментариях, после первого)

I
«Мой дядя был старый больной аксакал,
Своими болезнями всех он достал.
Но ныне свершилось - и бедного дядю
Аллах (иль шайтан) наконец-то забрал».

II
Так думал герой наш - Эфгени-паша,
К наследству в лихом фаэтоне спеша.
Родился на юге мой друг - в Исфахане,
Куда и моя так стремится душа.

III
Семья небогата… Но важен престиж! -
И нанят был мальчику личный дервиш.
Но не был Коран и на треть им изучен…
(Подобным ученьем кого удивишь?)

IV
Что ж, вырос сынок, не познав шариат,
Прогнали дервиша пинками под зад…
Герой наш наряжен в шелка Хорасана,
По моде багдадской - роскошный халат.

V
Порой знатоками приходится звать
Нам тех, кто не может два слова связать.
Эфгени-паша знал, однако, немало -
Поболе, чем вся исфаханская знать.

VI
Почти позабыт ныне старый фарси:
Но строки Хайяма и Фирдоуси,
Гуляя ночами с подружкой, Эфгени
Был рад прочитать - лишь его попроси.

VII
Он знал кое-что из стихов Навои,
Но сам не умел сочинять рубаи.
Зато он прекрасно постиг Ал-Хорезми,
К наукам стремя интересы свои.

VIII
Но даже наука была для него
Не главное в жизни… А боле всего
Любил он младых персиянок прекрасных,
И в том помогало ему божество.

IX


X
Его научили Саади, Хафиз
Искусству угадывать каждый каприз,
Быть добрым, ревнивым, внимательным, нежным,
Тут быть неизменным, там сделать сюрприз.

XI
Его научил Низами Гянджеви,
Как деву склонить побыстрее к любви;
Такого, как был наш герой, сердцееда
Не встретишь - хоть сотню столетий живи.

XII
Еще научил его сам Насреддин
Уменью, что он сохранит до седин:
Он голову мужа украсить рогами
Столь ловко умел в Исфахане один.

XIII XIV

. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .

XV
С утра - приглашений десяток зараз:
На утренний кофий, вечерний намаз,
А он, как проснется, верхом на верблюде
Летит по бульвару: не скачка - экстаз!

XVI
Под вечер он едет в роскошный духан,
Куда собирается весь Исфахан;
И хоть Магомет запретил винопитье,
Но кто из духана уходит не пьян?

XVII
Затем - когда город вечерний затих -
В кругу кунаков и абреков своих
Он едет на площадь, чтоб глянуть с усладой
На пляски джигитов и дев молодых.

XVIII
Народ, что заполнил широкий майдан,
Глядит, изумленьем вконец обуян,
Как саблю актер без опаски глотает…
И слышатся крики: «Как ловок, шайтан!»

XIX
Там смел акробат и искусен жонглер,
И ловко метальщик швыряет топор,
И с коброй целуется йог-заклинатель,
И пеньем скопец вызывает фурор;

XX
К зверям укротитель не слишком жесток;
Плясунья кружится, как легкий листок;
Все смотрят… Лишь изредка крик муэдзина
Велит обратиться толпе на восток.

(продолжение - ниже)
Шоргин Сергей
17.02.2008 13:49
Продолжение

XXI
Вдруг слышатся крики: «С дороги, баран!»
То сорок верблюдов пришли на майдан,
На них наш паша восседает с друзьями.
Да, многих зевак раздавил караван…

XXII
Прошло только пять или десять минут –
Верблюды обратно с майдана идут…
Эфгени бормочет: «Казнить бы актеров –
Какую халтуру устроили тут!»

XXIII
И вот он вернулся к себе в кабинет,
В котором, читатель, чего только нет!
(Я тоже купил бы всё это, наверно, –
Да только, увы, не хватает монет.)

XXIV
Турецкие трубки, халат из Хивы,
Шелка из Ширвана, тулуп из Тувы,
И перлы – подарок Персидского моря,
И даже матрешки из дальней Москвы.

XXV
Любой – даже самый конкретный джигит –
На бал надевает красивый прикид;
Таков и Эфгени: он пред зеркалами,
Наряд подбирая, часами стоит.

XXVI
Одежду гяуров он любит давно;
Ее описать для меня мудрено:
Уж как ни старайся – персидских названий
Для этих одежд не найти всё равно.

XXVII
Одевшись, к дворцу он на лошади мчит,
Где царство ковров, и шелков, и парчи,
Туда, где джигиты стройней кипариса,
Где девы прекрасны, как звезды в ночи.

XXVIII
Стремительно входит паша во дворец,
В котором веселие дарит творец;
Он входит – и слышится шепот: «Эфгени!..» –
Все знают губителя женских сердец.

XXIX
Я тоже в байрам, сабантуй и новруз
Не раз перед пери покручивал ус,
И матери очень меня опасались…
Но нынче я скромен. Поверьте, не вру-с!

XXX
Да, видел я множество танцев – и вот
Ищу от Залива до Каспия вод
Я то, чего танец прекрасней Эдема, –
Манящий и нежный девичий живот.

XXXI
Я видел когда-то… И мне не забыть
Живот, что я встречу еще, может быть.
О дева, что танец тогда танцевала!..
Других не смогу никогда полюбить.

XXXII
Как розы – ланиты, как лалы – уста
Прекрасны! (А также другие места…)
Но дорог мне только невинный и страстный,
Таинственный танец ее живота.

XXXIII
Луч солнца касался ее – и лучу
Завидовал я. И доныне хочу
Коснуться губами того, что кружилось
В прекраснейшем танце… Ну ладно, молчу.

XXXIV
Ах, где б этот танец опять увидать!
Готов я за это живот свой отдать!
Но милые девы жестоки, как дэвы,
И мне не хотят доставлять благодать…

XXXV
Вернемся к герою. Закончен байрам,
Он едет под утро к родимым шатрам.
Светает; проснулись чайханщик Ираклий,
Торговец Рустам и меняла Абрам.

XXXVI
Но выгодный курс и заморский товар
Не могут Эфгени завлечь на базар;
Он спит. А проснется к дневному намазу –
И снова в седло, и опять на бульвар…

XXXVII
Но вскоре другая настала пора;
Ему надоела актеров игра,
Обрыдли и танцы, и скачки верблюдов,
И плов, и кебаб, и шербет, и икра.

XXXVIII
Занудой прослыл он по Персии всей,
Тоску на балах навевал на гостей.
Но, к счастью, не стал он свершать харакири
(Учил его в детстве дервиш – не сэнсей).
Шоргин Сергей
17.02.2008 13:51
XXXIX XL XLI
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . .

XLII
И к той, что умна, и к другой, что мила,
И к прочим – вдруг страсть его стала мала,
Могла его снова привлечь к этим дамам
Одна лишь виагра – такие дела…

XLIII
Забросив любовь, взял он в руки калам
(Стихи сочинять дозволяет ислам);
Но все, кто читал его вирши, плевались,
Твердя: «Средь поэтов не место ослам!»

XLIV
Тогда он за чтение взялся с тоски –
Но вскоре от книг заболели виски…
Собрал он все книги, поехал в пустыню
И книги с презрением бросил в пески.

XLV
Мы с ним подружились. Любили болтать,
Друг другу на мир свою желчь изливать;
Но в дружбе моей и Эфгени, читатель,
Не надо того, чего нету, искать!

XLVI
С трудом я, однако – пока не привык –
Сносил его злой, непокорный язык.
Болтал он о шахе – а я опасался,
Что сбросят в ночи нас обоих в арык.

XLVII
Гуляли мы с ним по ширазским садам,
Свой взор обращая к ночным небесам,
И вместе грустили, что жизнь молодая
Пройдет – как сказал несравненный Хайам.

XLVIII
Однажды мы с ним посетили Тебриз,
В духане пришли в положение риз;
Эфгени потом у реки опирался
О камень – и чудом не ссыпался вниз…

XLIX
Мечтал посетить я Дамаск и Каир,
Увидеть Каабу, Магриб и Измир;
Учил я арабский, турецкий и хинди,
Чтоб легче мне было осматривать мир.

L
Но мне выезжать запретил шахиншах –
Стихи мои, верно, у шаха в ушах;
А в них не всегда всё согласно с Кораном…
Надеюсь, отпустят меня! Иншаллах!

LI
Хотел поглядеть и Эфгени на стран
Чужих красоту – но обрезал Рахман
Нить жизни отца его… И кредиторы
Хотели упрятать Эфгени в зиндан.

LII
Но тут появился посланец и рек,
Что дядины дни завершают свой бег…
Эфгени застал уже дядю в могиле –
Да будет с ним милость Аллаха вовек!

LIII
И вот оказался Эфгени богат;
Устроил поминки, как учит адат,
Долги заплатил, – и теперь он владетель
Огромного сада, роскошных палат.

LIV
Два дня его радовал фиговый сад,
На третий – стал фигам Эфгени не рад,
Бродить надоело по пышным палатам,
Не сладок шербет, нехорош виноград…

LV
А я вот хотел бы, чтоб в сельской глуши
Дни жизни моей проходили в тиши,
Чтоб днем я стихи сочинял у арыка,
Шел ночью в гарем… Вот отрада души!

LVI
Но взгляд у Эфгени на это – иной…
Не путай, читатель, Эфгени со мной!
Грехи и заслуги – свои у обоих,
И счет у Аллаха – для каждого свой.

LVII
Спою еще несколько строф о любви;
Я к ней обращался: «Мой стих оживи!»
Она иногда приходила нежданно,
Иль медлила – сколько ее ни зови.

LVIII
Когда приходила – рождались стихи,
И даже порою не очень плохи;
Я мог бы, наверное, стать знаменитым…
Жаль только, что в рай не пускают грехи.

LIX
Теперь уже нету любви у меня,
Я занят стихами средь ночи и дня,
Пишу для того лишь, чтоб сдать их в журналы;
Об этом грущу – никого не виня…

LX
Но хватит! Вернемся к насущным делам.
Могу отложить я пока что калам:
Закончил я первый диван. А попозже
Скажу я второму дивану – салам!

февраль 2000 – апрель 2003
Шоргин Сергей
17.02.2008 13:59
ЭФГЕНИ-ПАША
Рубайат. Сочинение Искандера Мортир-заде
Типа перевод с типа персидского
Диван второй



Цветет урюк под грохот дней,
Дрожит зарей кишлак,
А средь арыков и аллей
Идет гулять ишак.
(Неизвестный персидский поэт)


I
Именье Эфгени воспеть я готов;
Оно среди нив и широких лугов
Раскинулось, словно широкое море,
И было прекрасней ширазских садов.

II
В имении - некогда пышный дворец,
Который, по слухам, построил мудрец;
Но нынче залезть на дырявую крышу
Осмелиться мог лишь безумный храбрец.

III
Эфгени мечтал, что содержит чулан
Богатства, которых достоин султан;
Нашел - только десять потёртых халатов,
Запасы гашиша и ветхий коран.

IV
Эфгени немедленно продал гашиш,
И многих рабов отпустил (за бакшиш),
Соседи за это его невзлюбили
И все называли его - нувориш.

V
Соседи твердили: «Да он - пустозвон!
Он хлещет вино, нарушая закон,
И выпить не хочет с соседями чачи!» -
И все называли его - фармазон.

VI
В кишлак по соседству приехал Валид -
Кудрявый красавец, поэт и джигит;
Он, в дальнем Каире закончив ученье,
Вернулся домой из страны пирамид.

VII
Его занимали стихи и мечты;
Он редко срывал удовольствий цветы,
Поскольку в Каире, Дамаске, Багдаде
Он деву искал неземной красоты.

VIII
Хоть деву такую еще не сыскал,
Но много стихов для нее написал,
Когда он читал их какому-то другу -
Тот уши немедля свои затыкал.

IX
В Валида творениях - тысячи слов:
Про лебедя шею, про жемчуг зубов,
Про губы, что сходны красою с кораллом -
Что делать, набор джентльменский таков...

X
И рифмы в его сочинениях есть -
В них «месть» постоянно рифмуется с «честь»,
И «кровь» там рифмуется только с «любовью»
(Как вам доводилось стократно прочесть).

XI
Беседы с соседями - просто беда! -
Его не могли привлекать никогда;
Ещё бы скучней ему были беседы
В гаремах - да кто ж его пустит туда?!

XII
Хоть был у Валида презрительный вид,
Соседи совсем не держали обид;
И многим из этих соседей мечталось:
«Возьмет мою дочку в супруги Валид!»

XIII
Но тот средь соседских девиц не встречал
Похожей - хоть чуть! - на его идеал.
Зато повстречал он соседа Эфгени
И понял: вот это ин-тел-лек-ту-ал!

XIV
Эфгени (как все мы) себя лишь любил,
Себя в Искандеры в душе возводил,
А ближнего числил паршивым шакалом;
Валида, однако, чуть больше ценил.

XV
Эфгени считал, что Валид - не дебил,
Поскольку в Каире диплом получил;
Сносил и визиты внезапные с криком:
«Послушай газели, что я сочинил!»

XVI
Эфгени, однако же, чувствовал: «Сыт!»,
Прослушав не более пары касыд;
Читая свои рубаи и газели,
Храп друга слыхал постоянно Валид.

XVII
Но чаще они, не заметив зарю,
Читали (с печалью о том говорю)
Бокаччо, Баркова, фривольные сказки -
Из тех, что ночами слагали царю.

XVIII
Эфгени подобное чтиво любил -
И множество книжек «про это» купил,
Поскольку он помнил прекрасно, как много
На страсти им было потрачено сил.

XIX
Валид же науку любви изучал,
Поскольку в натуре любви не узнал,
И рад был освоить теорию страсти -
Пока не нашел еще свой идеал.

(продолжение – ниже)
Шоргин Сергей
17.02.2008 14:00
(окончание)

XX
Но вскоре нашел... У соседа-паши
Две дочки росли в захолустной тиши.
Валид идеал свой в одной обнаружил -
Она ему стала усладой души.

XXI
Пленен был Валид солнцеликой Лейлой,
Ее он Зухре уподобил самой -
Звезде, что Венерой зовётся в Европе;
К Лейле он в стихах обращался с хвалой.

XXII
И в пении этом поэт прославлял
И зубы, как жемчуг, и губы, как лал...
Лейла это все терпеливо сносила -
И впрямь она, видно, была идеал!

XXIII
Спешу сообщить вам, что эта Лейла
И вправду красива была и мила,
Ждала жениха - и в придачу калыма,
Достойного глаз ее чудных, ждала.

XXIV
Сестра ее старшая - как ни считай -
Не рыбка златая была, а минтай;
И звали её не особенно звучно:
Бедняжка, представьте, звалась Гюльчатай!

XXV
Она не шутила, не пела она,
Сидела она у окна допоздна;
Бранили отцовские жены бедняжку
За то, что без дела сидит у окна.

XXVI
Не шила халатов, ковров не ткала -
Во всём кишлаке белоручкой слыла...
Вот так и гневим мы Аллаха порою,
Считая, что праведный труд - кабала.

XXVII
И мяч не любила гонять по песку,
За нардами часто швыряла доску,
И вид ее скучный, и томная поза
На всех нагоняли обычно тоску.

XXVIII
Зато обожала глазеть на восход;
Лишь только светило луч первый прольет -
Давно уж сидит Гюльчатай на балконе...
«В уме повредилась», - судачил народ.

XXIX
Отец ее чтенью, увы, обучил
(И этим шайтану весьма угодил);
Читала она круглосуточно книги,
Причем не Коран ее вовсе манил.

XXX
Читала про то, как халиф Шахрияр
Всех жён перебил (это прямо кошмар!)
Как сказки царица три года читала,
Чтоб голову ей не срубил янычар.

XXXI
Взял мать Гюльчатайкину в жёны отец,
Посватавшись в самый богатый дворец
Из тех, что стоят посреди Исфагана,
И сразу - с невестой в деревню, подлец.

XXXII
Жена молодая, страдая в глуши
Без скачек, театра и друга-паши,
Сумела, однако, стать главной женою,
И тьму развлечений нашла для души.

XXXIII
Она позабыла арабский язык,
И чтенье, и пенье забросила вмиг,
Хозяйство вела и нещадно таскала
Жен прочих за косы (Аллах, ты велик!)

XXXIV
А муж обожал и лелеял жену,
(И прочих супружниц - не только одну!)
Семья распивала чаи под чинарой,
А в пятницу весело шла в чайхану.

XXXV
Любили они и айву, и халву,
Рахат, и лукум, и ещё пахлаву,
Любили урюк и шашлык из барашка,
И даже порою курили траву...

XXXVI
Дурная привычка куренья травы
В могилу отправила мужа, увы.
Он был похоронен вблизи от мечети
Под плач неутешный любимой вдовы.

XXXVII
Валид у могилы свершил ритуал,
Про мудрость покойного слово сказал,
Про жизнь безупречную, верность Аллаху,
И лихо надгробный экспромт начертал.

XXXVIII
Да, жизнь, словно лань быстроногая, мчит!
Увы, не найти нам вовеки защит
От Той, кто разрушить должна наслажденья,
От Той, кто собрания все разлучит!

XXXIX
Покуда вы живы - ловите момент,
Вкушайте шашлык и копите процент!
Пусть каждый отыщет себе наслажденья,
Пока он еще не совсем импотент!

XL
А если кто вспомнит в грядущем меня -
Стихи мои пусть прочитает, ценя,
Пусть громко похвалит он эти творенья!
Не скажет, как в фильме известном: «Брехня...»

(дальнейшие диваны пока не обнаружены)

июнь 2005
Арсанова Янка
17.02.2008 14:11
ай, хорошо как, Сереженька!
а тому, кто жил в Средней Азии (я на себя намекаю) - так и слышатся родные интонации - ностальгия!!!

*С утра - приглашений десяток зараз:
На утренний кофий, вечерний намаз,
А он, как проснется, верхом на верблюде
Летит по бульвару: не скачка - экстаз!* - представила в деталях, смеялась просто до упада...

*Любой – даже самый конкретный джигит* - ну, чисто конкретно:)))) блеск:)

*И к той, что умна, и к другой, что мила,
И к прочим – вдруг страсть его стала мала,
Могла его снова привлечь к этим дамам
Одна лишь виагра – такие дела…* - ну, хулиган:)))


пойду второй читать:))

Арсанова Янка
17.02.2008 14:17
*Но чаще они, не заметив зарю,
Читали (с печалью о том говорю)
Бокаччо, Баркова, фривольные сказки -
Из тех, что ночами слагали царю.* -!!!

дочитав:
аааа.... слушай, а что дальше?
требую продолжения банкета!
:)
Шоргин Сергей
17.02.2008 14:24
Когда-нибудь напишу... то есть, виноват, когда нибудь отыщу в пыли персидских библиотек. :-)
Ленчик Лев
18.02.2008 14:50
Мощно (и легко)!! Жаль, мало кто читает ныне такие длинные тексты...
Островский Семён
21.02.2008 04:02
Браво!!!
Спасибо, замечательный Поэт!!!
Спасибо, дорогой Серёжа!!!
:)))
Юфит Татьяна
21.02.2008 19:24
Sergei, sam klassik smeyalsya by do upadu, 4to uj s menya sprosit'! Bravo! Ishite novye divany! I publikuite - etu vesh' ne stoit derjat' vzaperti. Uspexov!

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help