логин пароль регистрация


Новосибирский
поэтический
Марафон
Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
ПРОСЬБА О МИЛОСЕРДИИ
О книге Геннадия Мартиновича
Интернет-конкурс Эмигрантская лира
Пока в Москве гевалт и рейвах
Зацелованному...
Ушла из жизни Майя Шварцман...
Vll Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Про вещество и существо
*Антоновка. 40+*. Литературная премия.
*Для тех, кто помнит*. Литературный конкурс к 7 ноября.
мысли вслух
мысли вслух
ЧУВСТВО ПОЭЗИИ
ЯЗЫК ПОЭЗИИ
Всероссийский творческий конкурс *Моя Москва*.
Всероссийский литературный конкурс *Золотое звено*.
XVII открытый Международный литературный Волошинский конкурс. Положение - 2019.
Новый литературный сайт
II-й литературный конкурс *Голос Севера*. Положение о конкурсе-2019.
НИКАКОЙ ДУЭЛИ НЕ БЫЛО
Умер Лёня Колганов...
О пытке
Сильно! Честно! И прямо по морде!
О творческих конкурсах вообще и поэтических в частности
ПОЗДРАВЛЕНИЕ
Конкурс исторической поэзии *Словенское поле - 2019*
Премия *Поэзия*. 2019 год. Положение о премии.
15 апреля скончалась Ольга Алёшина...
Vll Международный литературный тютчевский конкурс *Мыслящий тростник*
Всероссийский поэтический конкурс *Я знаю, родятся песни...* к 135-летию Н.А.Клюева

Новые отзывы БЛОГОВ:
Горшков Олег 18:50
Элго Маргарита 15:14
Галь Дмитрий 12:36
Галь Дмитрий 12:24
Стрелец Вик 06:25
Терехин Василий 20:56
Зорингер Генрих 18:45
Пеньков Влад 15:10
Пеньков Влад 15:00
Терехин Василий 12:55


Брайна Мове
Забавное чудо 09.02.2008 14:12

И пополз он. Пополз в кусты после приятного принятия водочки и красненького. И сел он в кустах, и думал. Думал о смысле бытия. Бытие представлялось сумрачным и снулым, как полудохлая рыбина на песке. Бытие представлялось битиём рыбьего хвоста по песку. И тут...Тут его чудо попросилось наружу. Он нуждался по-маленькому.Он попытался встать, что бы подставить лицо заходящему солнцу, по-осеннему золотому солнцу. О, боже, как он красиво вставал, какое царственное величие сквозило в лице его! Какая изысканность, какая плавность движений! А лицо , подставленное солнцу, по-осеннему красно-золотому солнцу? Да-да, его лицо... О, этот гордый профиль, ах, этот божественный анфас! В этом лице луны сменялись солнцами, закаты предвосхищали восходы, звезды напевали песни колодезной воды, и пески песчаные, переливчатые барханы, изменялись под всхлипы ветра. Нет, он вряд ли был богом. Он просто медленно и плавно прощался с жизнью. Обессиленный, опустошенный, но удовлетворенный, он снова пал в кусты. Свернулся калачиком. Мутные воды беспамятства поглотили его... И засочилась красненькая в смешении с кукурузными зернами и комьями колбасы. Он не думал. Куда там было думать! Он следовал за виляниями своего взбешенного организма. Когда низвержение приостановилось, он присел и отер рукавом вишневые припухлые губы. Над головой тускло поблескивали звезды, лунный глаз подозрительно косился, освещая ватные облака.Где-то скворчали цикады. В дали каркала ворона, ворона, мучимая бессонницей.Ему подумалось вдруг, что это каркает белая ворона, потому как все остальные вороны спят. А белая ворона - к счастью, словно стадо слоников, что вышагивали когда-то по книжной полке его тетушки. Он любил слонов, но видел их только в цирке. В детстве хотел попасть в Африку и покататься на слоне. Кто-то держит собачек, кошек, а он, он бы поселился в Африке и завел бы себе слона, что бы кормить слона морковкой, тогда слон порыжеет и будет большим рыжим слоником, а слоники, они к счастью. Он разлегся на мокрой траве и принюхался к запахам, источаемым собственным телом, ему стало стыдно. Из кармана выпала пустая тара с-под красненького, а за пазухой он нащупал палку твердокопченой колбасы, надкусанной с хвостика. Сморщился, думать о еде было невмоготу. И он, подложив руки под голову, затосковал. Тосковал о себе, о прошлом, ему мерещилось, что в стае курлыкающих журавлей летит его счастье, такое маленькое и мохнатое, с рыжими конопушками на носу. Он тосковал. Журавли кувырлыкали. Но магазины 24 часа были открыты всегда. А там, там добрая пышнотелая фея- продавщица - за несколько медяков нальет красненького или беленькой в пластмассовый стаканчик страждущего меланхолика ......Его чудо задумчиво болталось над кустами и снова прощалось с влагой, влагой никчемной. Чудо не умело мыслить, оно было тварью бессловесной, но любящей руку с наманикирюненными коготками, оцарапывающими и дарующими неземные муки. Напевно прожурчать удалось лишь "полет шмеля". Сейчас не было меланхолического настроя и потому оно бодренько журчало бодренький мотивчик пролетающего над цветком клевера шмеля. Вы спросите меня, почему именно клевера? Я вам отвечу: «А ни по чему. А так просто. А потому что!»Чуду в тот момент привиделось, как шмель летает именно над цветком клевера, ведь ни над каким другим цветком, по-чудовским меркам, шмель подобным образом летать не мог\\\". Чудо было чудесным зверьком, ручным зверьком, вот только никто его на руки не брал. Хотя он напрашивался. Придет бывало, встанет и просится, просится. А его не берут. Обидеть боятся: чудо ведь махонькое, вдруг поцарапают, или синяков наставят на нежном тельце. Вообще-то, чудо, по всей видимости, было мазохистом, так как любило муки. Чудо просто обожало, когда его царапали или сцапывали покрепче и сдавливали, тогда оно испытывало муки, которые приносили ему то самое внеземное наслаждение. Но те, кому принадлежали руки, не подозревали о таких наклонностях зверька и потому, боясь поранить тонкую чувствительную (как им казалось) душу , они отказывали ему... Он остался сам с собою, со своею тоской и парочкой звякающих медяков. Он чувствовал себя Буратино. Почему-то ему подумалось, что вряд ли можно разглядеть у мохнатого счастья конопушки, вот если нос лысый, тогда можно, а вот если мохнатый нос, то нельзя, тогда только с лупой конопушки у счастья разглядывать. Конопатое счастье, курлыкая, летело в теплые страны. Критически оглядев себя, он понял, что в таком наряде, слегка приукрашенном остатками извергнутой во вне пищи, заявиться к доброй молодой и пышнотелой продавщице никак нельзя. Неприлично к фее заявляться в подобном состоянии, даже если она всего лишь продавщица; тем более, если она продавщица, 24 часа торгующая забвением. Кое-как стряхнув с себя депрессию до лучших времен, до тех времен, когда в его опустошенных недрах забурлит либо красненькое, либо беленькая (смотря чего нальют) и можно будет ласково пощипывать за задницу пышненькую продавщицу Любашку. Так ему и виднелись "лучи света в темном царстве" - стаканчик (лучше все же красненького) и пышная, сочная задница Любаши. И озарило его видение: Любаша, протягивающая беленький стаканчик, наполненный красненьким. Любаша кокетливо хихикнула, повернулась к нему задом, томно покачала ягодицами и исчезла вместе со стаканчиком.
Брайна Мове
09.02.2008 14:12
Он сглотнул слюну. В горле пересохло. Он вытряхнул объедки, налипшие к костюму и, гордо взлохматив три волосины на макушке, переваливаясь, направился в магазин 24 часа. Он выглядел чревато, то есть так, как-будто на что-то напрашивался. Его пожухлый костюм выглядел изрядно потрепанным в неравной битве с желудком и кустами, но проглядывали, проглядывали следы былого великолепия. Его носовой платок, торчащий из нагрудного кармана, был похож на неоднократно пользованную туалетную бумажку. А сам он источал аромат, который мог поспорить, разве что с амбрэ (унюханным им, то ли во сне, то ли на яву) от смысла бытия в образе полудохлой рыбы. "Какая все же х@@ня эта ваша заливная рыба!" - процитировал он, патетично воздев руки к небу. Но вспомнить откуда цитата так и не смог. Во рту от слов остался неприятный привкус."Люба, Люба, Любочка-а-а, ленточка в косе-е-э-э-э-э-э. Кто не знает Любочку-у-у? Любу знают всееэ-э-э!" - верещал он на весь переулок. Его мутило. Стороны света перемешались. Из окружающего получался забавный коктейль...

...Бытие трещало по швам как старенький костюмчик тапера в дешевом кинотеатре. Счастья нет, даже чудо это знало, но жить легче от осознания не сделалось. Понурое чудо скукожилось и нахохлилось, вспоминая страстные руки, по которым оно так и не пошло. "Может, покончить с собой?" - думалось ему. Но к горлу чуды подступил ком, просился на выход и бурлил, как смола в адском котле... "Снова-здорово, - подумало чудо, - почему каждый раз, когда я в меланхолии, оно изливается из меня? Не Философия ли провоцирует извержения?" Чудо оправилось и, вздрогнув, снова застыло, теперь оно стало мягким и пластичным, хоть бант завязывай. "Теперь я мягким буду и пластичным, хоть бант завязывай... Пусть попрыгает... - мстительно думало чудо, - Вот, говорило ведь, не пей - "козленочком" станешь, говорило - не нервируй мя философией на ночь глядючи... Баста. Решено. Ухожу по-английски. К чему эти проводы? К чему слезы? И уговоров никаких не надо! Пусть, пусть познает каково без чудес на свете живется. А я сгину. Я умру. Я гордо уйду. И во век ему меня, чудо чудесное, не видать." Чудо задрало голову к темному небу......Вот бы сейчас упасть на дряблый диван, в потные объятия Любаши. Она бы провела шершавой рукой по его русым волосам, обозвала нежно дурашкой и в страстном приступе покормила с рук клубникой. "При чем тут клубника? - подумалось ему, - Лучше пусть кориандровой накапает, дура жопастая."А бытие, бытие растворялось на мириады крошечных частичек…

Соловьёва Ольга
12.02.2008 08:07
вполне забавное, девствительно!
:)))
;РРР
Брайна Мове
12.02.2008 09:15
Шалилка))) Интересно, отголоски классиков заметны али как)
Стрелец Вик
28.12.2009 08:03
По-моему - изрядно.
Богатова Наталья
28.12.2009 10:47
Да, Ерофеев более чем заметен. Эх, как бы хороши не были стилизации, они всего лишь.... Вот кабы от женского лица?... Было бы ново и хотелось бы - точно (только полного переосмысления и переписывания потребует. А может, это и возможно после такого оттачивания пера. Смелость и желание потребуются :)).

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Город поэтов

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2019
php+sql dAb
пишите нам -
пишите_в_теме_rifma-help