логин пароль регистрация
кто тут=>


Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Об “академиках”, жизни на публику и психических отклонениях.
Разбор текстов Василия Тюренкова на фоне его аватара
Анализ стихотворения в.п.с. «Смотрящий из тишины»
6-й Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Литературный конкурс *Поэтический атлас* фестиваля *Мгинские мосты*
Международный литературный конкурс, посвящённый памяти писателя Константина Симонова
ПОЭТЫ И КЛЕВРЕТЫ…
Литературная международная премия *Русская Премия*
Дежурство в ДНД
АКАДЕМИЯ. Новая книга
Конкурс поэзии *Белые журавли*
Подружка
Литературный конкурс *60+* журнала *Москва*
Колхоз
АлексАндру Андреевскому
Обзор последних стихов академика Иванова (часть 3)
НАМ НЕ ХВАТАЛО ЕЩЁ НОВОГО ДЕЛА МЕЙЕРХОЛЬДА
Анонс на премию Нодара Джина - фестиваль в Греции
Модные ботинки
Рифма. Конкурс *Предлог*.
Sapienti sat
Международный литературный конкурс *Созвездие духовности* - 2017. Положение.
Продолжение обзора последних стихов академика Иванова
Военные сборы
ПОСВЯЩЕНИЯ АКАДЕМИКУ (арсии) ИВАНОВУ
Комментарии к стихам Василия Тюренкова
Обзор последних стихотворений академика Иванова
Ходики
Приход Новой Эры
Русская поэзия - и поэт Владимир Плющиков

Новые отзывы БЛОГОВ:
Иванов Виталий 21:43
Андреевский АлексАндр 19:20
Иванов Виталий 17:56
Иванов Виталий 22:23
Иванов Виталий 22:21
Андреевский АлексАндр 22:08
Иванов Виталий 21:43
Иванов Виталий 21:33
Тюренков Василий 20:20
Иванов Виталий 19:19


Бейлина Мадлен
Стихи любимых поэтов. Станислав Минаков 12.10.2007 04:57

2004
Триптих по отцу

«Як страшно буде, коли мерзлу землю стануть на гроб кидати…»
Слова преподобного Амфилохия Почаевского (Головатюка),
сказанные им перед кончиной, в декабре 1970 года

1.
…А покуда шавки вокруг снуют,
примеряя челюсти для верняка,

ты поведать волен про свой уют,

про уют вселенского сквозняка,


коли понял: можно дышать и тут,
на перроне, вывернув воротник,

даже если ночь, и снега метут,

и фонарь, инфернально моргнув, поник.


Да, и в здешней дрожи, скорбя лицом,
заказавши гроб и крест для отца,

ты ведь жив стоишь, хоть свистит свинцом

и стучит по коже – небес пыльца.


Город – бел, и горы белы, холмы.
И твоя действительность такова,

что пора читать по отцу псалмы.

…Где ж тот поезд каличный «Керчь – Москва»?


Ведь пора идти, отпевать отца
по канону, что дал навсегда Давид.

Да в итоге – снежище без конца

и ментов патрульных унылый вид.


Ты живой? Живой. Вот и вой-кричи!
«Всюду – жизнь!» – нам сказано. Нелегка?

Но прибудет тётушка из Керчи.

И Псалтырь пребудет во все века.


А отец лежит – на двери, на льне,
в пятиста шагах; как всегда, красив…

В смерти есть надежда. Как шанс – на дне

ощутить опору, идя в пассив?


Смерть и есть та дверь, что однажды нас
приведёт, как к пристани, в те сады,

где назначен суд и отмерян час,

и лимита нет для живой воды.

13 марта 2005, Прощённое воскресенье
2.

Катафалк не хочет – по дороге,
где лежат гвоздики на снегу.

…Рассказал профессор Ольдерогге –

то, что повторить я не смогу


про миры иные, золотые, –
без придумок и без заковык.

Пшикайте, патроны холостые!

Что – миры? Я к здешнему привык.


Катафалк, железная утроба,
дверцей кожу пальцев холодит.

А внутри его, бледна, у гроба

моя мама бедная сидит.


Этот гроб красивый, красно-чёрный,
я с сестрицей Лилей выбирал.

В нём, упёрший в смерть висок точёный,

батя мой лежит – что адмирал.


Он торжествен, словно на параде,
будто службу нужную несёт.

Был он слеп, но нынче, Бога ради,

прозревая, видит всех и всё.


Я плечом толкаю железяку:
не идёт, не катит – не хотит.

Голова вмещает новость всяку,

да не всяку – сердце уместит.


Хорошо на Ячневском бугрище,
где берёзы с елями гудут!

Ищем – что? Зачем по свету рыщем?

Положи меня, сыночек, тут!


Через сорок лет и мне бы здесь лечь,
где лежит фамилия моя.

Буду тих – как Тихон Алексеич

с Александром Тихонычем – я.


А пока – гребу ногой по снегу,
и слеза летит на белый путь.

Подтолкнёшь и ты мою телегу –

только сын и сможет подтолкнуть.

3. Сороковины

Третий день… девятый… сороковый… Враз поправит Даль: сороковой.
Что толочь – трепать словарь толковый, безтолковый в песне роковой!
Горевые думы домочадца: домовиной память горяча.

Батя прилетает попрощаться. Тает поминальная свеча.


Я гляжу – поддатый, бородатый – на немую вертикаль огня.
Батя, ты теперь – прямой ходатай пред Престолом Божьим за меня.

Ты отныне выйдешь в бело поле серафимов, ангелов и сил.

Ты такого не видал николи, ведь всегда немногого просил.


Как тебе? Не холодно скитаться? Может статься, даже весело?
Я – с тобой не прочь бы посмеяться. Только нынче – губы мне свело.

Всё сегодня видится нерезко… Колыхнулась пламени стрела.

Шелохнулась, что ли, занавеска?.. И душа – узнала, обмерла.

Март 2005

_________________________________________

* * *
«Моя ягодка, – пишет она ему, – сладкий мой виноград», –
мужику седоватому лет сорока шести.

Изо всех когда-либо к нему обращенных тирад

эту – уж точно – тяжеле всего снести.


Сорок тыщ километров длится меридиан,
отсекая меж ними пятидесятую часть.

Сердце сжимается, старче, но не ложись на диван,

наглядись на экран монитора всласть,


где мерцает – со спутника сброшенная строка.
Посмотри хорошенько: может, её и нет?

…Отомри, не стой, как безмозглый братан сурка

на бутане столбом. Это и есть Internet.


Но виртуальны не были – набережная, река,
аттракцион – обозрения синее колесо,

солоноватые плечи, бережная рука

и на подушке млечной откинутое лицо.


Вновь перечтёшь, и тотчас вспомнится наугад –
месячной давности – видимый как сквозь сад –

непостижимо сладкий, сладостный виноград –

в пальцах её на клавишах, десять секунд назад.


Чем же дотянешься, «ягодка», до лядвей её, ланит?
Стисни колени крепче, уйми этот жар планет.

Чего тебе надобно, старче? Пространство тебя – хранит.

Буквы займут вакансию. Это и есть Internet.

2006

Возвращение собаки

Собака уходит… Тогда звёздный час настаёт
наглеющих соек, ворон, голубей-идиотов;

и всё, что зима оставляет от пёсьих щедрот,

становится кормом для них, мельтешащих проглотов.


Во фраке сорока и мелкая подлая птичь
у снеди никчёмной снуют, забываясь до дури, –

покуда собака зевает и дремлет, как сыч,

иль самозабвеннейше блох изгрызает на шкуре.


Но вспомнив как будто и ухом пухнастым дрогнув,
зверюга мохнатую голову вдруг поднимает,

и каждый, кто прыгал вкруг плошки, разинувши клюв,

похоже, что общий расклад наконец понимает.


И всякий свистун – тарахтит, и звенит, и пищит,
и с ужасом прежним большое движение слышит.

И, вспрыгнув на ветку, трещотка трещотке трещит:

«Она возвращается! Вон она! Вот она – дышит!»





Гайдашов Андрей
13.10.2007 22:13
Спасибо за стихотворение мне понравилось, много моментов каторые мне близки.
Бейлина Мадлен
19.10.2007 03:46
Андрей, спасибо, что отозвались - для того и помещаю стихи любимых поэтов, чтобы о них узнало как можно больше читателей... Наберите в поисковике Станислав Минаков - я просто не стала ставить тут ссылки - и почитайте еще... это замечательный поэт, классик уже, можно сказать... !)....

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Поэтическая библиотека

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help