логин пароль регистрация
кто тут=>


Все конкурсы
поэзии России
Змейка
Хокку
Баллы не начислены в связи с ошибкой в системе. Работы ведутся.
блоги/авторы/ ленты блогов/
А Б В Г Д Е Ё Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Новые записи БЛОГОВ
Разбор текстов Василия Тюренкова на фоне его аватара
Анализ стихотворения в.п.с. «Смотрящий из тишины»
6-й Международный конкурс имени Сергея Михалкова
Литературный конкурс *Поэтический атлас* фестиваля *Мгинские мосты*
Международный литературный конкурс, посвящённый памяти писателя Константина Симонова
ПОЭТЫ И КЛЕВРЕТЫ…
Литературная международная премия *Русская Премия*
Дежурство в ДНД
АКАДЕМИЯ. Новая книга
Конкурс поэзии *Белые журавли*
Подружка
Литературный конкурс *60+* журнала *Москва*
Колхоз
АлексАндру Андреевскому
Обзор последних стихов академика Иванова (часть 3)
НАМ НЕ ХВАТАЛО ЕЩЁ НОВОГО ДЕЛА МЕЙЕРХОЛЬДА
Анонс на премию Нодара Джина - фестиваль в Греции
Модные ботинки
Рифма. Конкурс *Предлог*.
Sapienti sat
Международный литературный конкурс *Созвездие духовности* - 2017. Положение.
Продолжение обзора последних стихов академика Иванова
Военные сборы
ПОСВЯЩЕНИЯ АКАДЕМИКУ (арсии) ИВАНОВУ
Комментарии к стихам Василия Тюренкова
Обзор последних стихотворений академика Иванова
Ходики
Приход Новой Эры
Русская поэзия - и поэт Владимир Плющиков
Что вы думаете об этом?

Новые отзывы БЛОГОВ:
Иванов Виталий 21:37
Тюренков Василий 20:07
Андреевский АлексАндр 19:37
Тюренков Василий 18:21
Иванов Виталий 17:58
Иванов Виталий 14:23
Иванов Виталий 14:17
Иванов Виталий 14:09
Юфит Татьяна 13:51
Иванов Виталий 12:12


Шоргин Сергей
Переводы с английского - 1 04.03.2007 12:46

Поскольку в основном треде "Рифмы" переводы, похоже, не вызывают особенного интереса, попробую выставлять их здесь. Пусть полежат.
Сначала будет серия переводов из английских и англоязычных авторов разных стран и времён.
Оригиналы не выкладываю, но могу потом представить их в комментах по запросу.

Адам Линдсей Гордон (1833-1870)
(Австралия)
ПЕСНЬ ПРИБОЯ


Словно кони – за валом вал, и навязчивый гул в ушах;
В белой пене барьеры скал – там, от берега в двух шагах…
Есть ли в мире мудрец великий, кто бы в песни морские вник?
Самый грубый и самый дикий постигают же люди язык…
С монотонностью ненавистной повторяются в гуле морском
Строфы в записи клинописной – никому их смысл не знаком.
Волна, ты идешь, нарастая, вздымаясь, камни дробя…
Загадка в тебе какая? Какая цель у тебя?

Растешь, и твой гребень пенный – в седине бесконечных лет;
Падешь, – и во всей вселенной только слёз твоих радужный свет.
Что же в песне? Бахвальство моря, панегирик силе волны?
Или стон несказанного горя, твоей извечной вины –
За великие злодеянья, беспощадных штормов разгул,
Плач сирот, и невест рыданья, и пустующий в доме стул,
Ураганы и наводненья, и страдания без числа,
За стремление к разрушенью, ненасытную жажду зла?

Вот он: истерзан волнами, на влажном песке лежит,
Тем, что было глазами, уставясь в хмурый зенит.
Но когда волна надвигалась, нависая над этим лицом,
Дыхания тело лишалось, наливались ноги свинцом,
То бросало пловца на скалы, то к пучине влекло морской,
Там, где жизни иной начало, там, где рядом вечный покой,
Там, на грани уничтоженья, – был, возможно, сброшен покров,
И открылось пловцу значенье роковых, таинственных строф?

«Спрашивать, смертный, полно! Кто тебе даст ответ?
Вспомни, глупец: мы – волны, у нас своей воли нет.
Вечно царит над нами Тот, кто над всеми царит;
Он владеет волнами, захочет – и нас смирит.
Причины у Господина не спрашивает волна;
И нам не нужна причина, и тебе она не нужна.
Мы продолжим служенье это, покорны будем ярму;
Всегда, до скончанья света мы будем служить Ему».

(перевод выполнен в октябре 2004 г., опубликован в книге "Ворожба")

---------------------------------------------

Роберт Уильям Сервиса (1874-1958)
(Канада)

ИЗ СБОРНИКА «THE SPELL OF THE YUKON AND OTHER VERSES»

СЫН СВЯЩЕННИКА


Он – священника сын; он в лачуге – один; он беседует сам с собой,
Когда Арктика льет свет нездешний с высот, освещая снега ворожбой,
И мороз – шестьдесят, и собаки скулят, в снег зарывшись голодной гурьбой.


«Я в Братство Полярное вписан с почти забытых времен.
Я проклял давно край Юкона – но не покинул этих сторон.
Я летней порой был иссушен жарой, я мерз, голодал зимой,
Я шел за мечтой долиной речной, за золотом шел с киркой.

В глаза мне взгляни – два раза они от снега слепли почти,
Нет пальцев у ног, и шрамом прожег щеку мне мороз до кости.
Я жизнь проиграл средь северных скал, я этой землей клеймен.
Ни доллара нет, ходячий скелет; что нужно мне? – лишь самогон.

Добыча – игра в рулетку, и рядом с удачей – провал;
Я явился сюда среди сотен других; тот выиграл, я – проиграл.
Мог быть как Ледью и Кормак – но, Господи, как я слаб! –
Богатство свое растратил на водку, карты и баб.

Мы жили рыбалкой, охотой – давно, много лет назад,
И знать не знали у наших костров, что здесь, под ногами, – клад.
Еще закупали пушнину; случалось, что я засыпал
Как раз у ручья Бонанза – где после нашли металл.

Мы жили единой большой семьей, была у каждого – скво,
Жили вольно, без страха; про власть и закон не желали знать ничего.
Но тут к нам донесся такой слушок, что любого с ума сведет;
Я успел на Бонанзу прежде, чем за золотом хлынул сброд.

Были слава и грех, был открытым для всех город Доусон – вот времена!
(Хоть творил меня Бог – от макушки до ног, но внутри сидит сатана.)
Шли безумной толпой – и злодей, и святой; мимо бабы пройти не могли…
И побольше навряд душ отправилось в ад из других уголков земли.

Здесь денег было – как грязи; ты – богач, а назавтра – гол.
Я на стерву-певичку однажды запал, но паршивку другой увел.
Я ушел в запой; через год, больной, в бараке на койке лежал,
Где постель грязна; и судьба ясна: срок, мне оставшийся, – мал.

С киркой и лопатой провел я на Юконе двадцать лет;
Шел по его долинам, встречал закат и рассвет.
С холодом здешним собачьим и с каждой горой знаком –
Да, здесь двадцать лет провел я… и стал теперь стариком.

Плевать на это! В бутылке есть пара глотков у меня.
Собак запрягу – и к Биллу отправлюсь при свете дня.
А ночь так длинна; валяюсь без сна, и тело горит как в огне;
Я утром отправлюсь… утром… и выпадет красное мне.

…Иди сюда, Кит, дорогая, твой пони уже под седлом…
…Убью тебя, Минни, паршивка! Не путайся с этим ослом…
…Играем! А ну-ка, Билли, ты сколько намыл в ручье?
…Отче, иже еси на небеси, да святится имя Твое…»

Так священника сын, лежа в койке, один, разговаривал сам с собой,
Но огонь погас, и в рассветный час наступил для него отбой;
И с рычаньем голодные псы в тот же день его плоть растерзали гурьбой.

---------

(перевод выполнен в сентябре 2003 г., опубликован в книге "Ворожба")

Продолжение - ниже, в комментах.
Шоргин Сергей
04.03.2007 12:51
Ещё немного Сервиса, из того же сборника.

ЗОВ ГЛУХОМАНИ

Ты глядел ли на величье - там, где видишь лишь величье,
Водопадов и обрывов высоту,
Гривы гор, пожар заката, в вышине полеты птичьи
И ревущую каньонов черноту?
Ты по сказочной долине и по горному отрогу
Проложил ли к Неизвестному пути?
Ты души настроил струны на молчанье? Так в дорогу!
Слушай зов, учись и цену заплати.

Ты шагал ли через пустошь, пробирался ли устало
Через заросли, кустарники, полынь?
Ты насвистывал рэгтаймы там, где дальше - только скалы,
Познакомился с повадками пустынь?
Ты под небом спал ли звездным, на коне скакал степями,
Ты, под солнцем изнывая, брел вперед?
Ты сумел ли подружиться со столовыми горами?
Ну так слушай - Глухомань тебя зовет.

Ты с Безмолвием знаком ли? То не снег на ветке нежной -
В Тишине той лжив и суетен наш бред!
Ты шагал ли в снегоступах? Гнал собак дорогой снежной?
Шел ли в глушь? торил пути? достиг побед?
Ты шагал ли к черту в зубы, ты плевал ли на напасти?
Уважал тебя любой индейский род?
Чуял в мышцах силу зверя, мог ли рвать врага на части?
Так внимай же: Глухомань тебя зовет.

Ты страдал ли, побеждал ли? Шел к фортуне, полз за нею?
Средь величья - стал великим, как титан?
Делал дело ради дела? Мог ли видеть - дня яснее -
Ты в любом нагую душу сквозь обман?
Ты постичь ли смог, как много есть примет величья Бога,
Как природа гимны Господу поет?
Здесь творят мужчины смело только истинное дело.
Ну так слушай - Глухомань тебя зовет.

И в привычках пеленанье, и в условностях купанье,
И молитвами - кормежка круглый год,
И потом тебя - в витрину, как образчик воспитанья…
Только слышишь? - Глухомань тебя зовет.
Мы пойдем в места глухие, испытаем мы судьбину,
Мы отправимся неведомым путем.
Нам тропу звезда укажет, будет ветер дуть нам в спину,
И зовет нас Глухомань: ну так идем!

(перевод выполнен в сентябре 2003 г., опубликован в книгах "Ворожба" и "Век перевода"-2005)


ОДИНОКИЙ ПУТЬ

Коль Одинокий Путь позвал - не изменить ему,
Хоть к славе он ведёт тебя, хоть в гибельную тьму.
На Одинокий Путь вступил - и про любовь забудь;
До смерти будет пред тобой лишь Одинокий Путь.

Как много путей в этом мире, истоптанных множеством ног, -
И ты, по пятам за другими, пришёл к развилке дорог.
Путь лёгкий сияет под солнцем, другой же - тосклив и суров,
Но манит тебя всё сильнее Пути Одинокого зов.
Порою устанешь от шума, и гладкий наскучит путь,
И ты по нехоженым тропам шагаешь - куда-нибудь.
Порою шагаешь в пустыню, где нет годами дождя,
И ты, к миражу направляясь, погибнешь, воды не найдя.
Порою шагаешь в горы, где долог ночлег у костра,
И ты, с голодухи слабея, ремень свой жуёшь до утра.
Порою шагаешь к Югу - туда, где болот гнильё,
И ты от горячки подохнешь, и с трупа стащат тряпьё.
Порою шагаешь на Север, где холод с цингою ждут,
И будешь ты гнить при жизни, и зубы, как листья, падут.
Порой попадёшь на остров, где вечно шумит прибой,
И ты на пустой простор голубой там будешь глядеть с тоской.
Порой попадёшь на Арктический путь, и будет мороза ожог,
И ты через мрак поползёшь, как червяк, лишившись навеки ног.
Путь часто в могилу ведёт - не забудь; всегда он к страданьям ведёт;
Усеяли кости друзей этот путь, но всё же тебя он влечёт.
А после - другим по костям твоим идти предстоит вперёд.

С друзьями распрощайся ты, скажи любви: "прощай";
Отныне - Одинокий Путь, до смерти, так и знай.
К чему сомнения и страх? Твой выбор совершён;
Ты выбрал Одинокий Путь - и пред тобою он.

(перевод выполнен в августе 2003 г., опубликован в книге "Век перевода"-2006)


МОЯ МАДОННА

Я с улицы девку привел домой
(Хоть шлюха - но краше нет!),
На стул посадил ее перед собой,
Ее написал портрет.

Сумел на картине я нрав ее скрыть,
Ребенка ей в руки дал…
Писал ее той, кем могла она быть,
Коль Грех Чистотою бы стал.

Смеясь, на портрет поглядела она,
И - скрыла ее темнота…
Явился знаток и сказал: "Старина,
Да это же - Мать Христа!"

Добавил я нимб над ее головой,
Картину сумел продать;
Вы можете холст этот в церкви святой
Иларии увидать.

(перевод выполнен в августе 2003 г., опубликован в книге "Ворожба")

-----------

Это ещё не всё из Сервиса; продолжение следует.
Шоргин Сергей
04.03.2007 13:01
Хорошо, дальше разовая порция будет поменьше.
----------
Кстати, Саша, Вам подготовлена в подарок книжка, в которой есть многие из выкладываемых переводов. Я не смог прийти позавчера, но надеюсь прийти в Геологический на следующую встречу. Так что книга Вам будет. И не одна.
:-)
Ниже в комментах выложу оригиналы.
Шоргин Сергей
04.03.2007 13:12
The Song of the Surf
Adam Lindsay Gordon

------------------------------------------------------

W HITE steeds of ocean, that leap with a hollow and wearisome roar
On the bar of ironstone steep, not a fathom’s length from the shore,
Is there never a seer nor sophist can interpret your wild refrain,
When speech the harshest and roughest is seldom studied in vain?
My ears are constantly smitten by that dreary monotone,
In a hieroglyphic ’tis written—’tis spoken in a tongue unknown;
Gathering, growing, and swelling, and surging, and shivering, say!
What is the tale you are telling? What is the drift of your lay?
You come, and your crests are hoary with the foam of your countless years;
You break, with a rainbow of glory, through the spray of your glittering tears.
Is your song a song of gladness? a paean of joyous might?
Or a wail of discordant sadness for the wrongs you never can right?
For the empty seat by the ingle? for children ’reft of their sire?
For the bride sitting sad, and single, and pale, by the flickering fire?
For your ravenous pools of suction? for your shattering billow swell?
For your ceaseless work of destruction? for your hunger insatiable?

Not far from this very place, on the sand and the shingle dry,
He lay, with his batter’d face upturned to the frowning sky.
When your waters wash’d and swill’d high over his drowning head,
When his nostrils and lungs were filled, when his feet and hands were as lead,
When against the rock he was hurl’d, and suck’d again to the sea,
On the shores of another world, on the brink of eternity,
On the verge of annihilation, did it come to that swimmer strong,
The sudden interpretation of your mystical, weird-like song?

"Mortal! that which thou askest, ask not thou of the waves;
Fool! thou foolishly taskest us—we are only slaves;
Might, more mighty, impels us—we must our lot fulfil,
He who gathers and swells us curbs us, too, at His will.
Think’st thou the wave that shatters questioneth His decree?
Little to us it matters, and naught it matters to thee.
Not thus, murmuring idly, we from our duty would swerve,
Over the world spread widely ever we labour and serve."

Шоргин Сергей
04.03.2007 13:19
Я бы пришёл обязательно...
Но мы с женой взяли путёвки на 3 дня в подмосковынй пансионат, и 7-го вечером меня не будет в городе.
Если ещё будут аналогичные концерты - извещайте, пожалуйста!!
Сейчас продолжу публикацию оригиналов. :-)
Шоргин Сергей
04.03.2007 13:21
R.W.Service
The Parson's Son

---------------

This is the song of the parson's son, as he squats in his shack alone,
On the wild, weird nights, when the Northern Lights shoot up from the frozen zone,
And it's sixty below, and couched in the snow the hungry huskies moan:


"I'm one of the Arctic brotherhood, I'm an old-time pioneer.
I came with the first – O God! how I've cursed this Yukon – but still I'm here.
I've sweated athirst in its summer heat, I've frozen and starved in its cold;
I've followed my dreams by its thousand streams, I've toiled and moiled for its gold.

"Look at my eyes – been snow-blind twice; look where my foot's half gone;
And that gruesome scar on my left cheek, where the frost-fiend bit to the bone.
Each one a brand of this devil's land, where I've played and I've lost the game,
A broken wreck with a craze for `hooch', and never a cent to my name.

"This mining is only a gamble; the worst is as good as the best;
I was in with the bunch and I might have come out right on top with the rest;
With Cormack, Ladue and Macdonald – O God! but it's hell to think
Of the thousands and thousands I've squandered on cards and women and drink.

"In the early days we were just a few, and we hunted and fished around,
Nor dreamt by our lonely camp-fires of the wealth that lay under the ground.
We traded in skins and whiskey, and I've often slept under the shade
Of that lone birch tree on Bonanza, where the first big find was made.

"We were just like a great big family, and every man had his squaw,
And we lived such a wild, free, fearless life beyond the pale of the law;
Till sudden there came a whisper, and it maddened us every man,
And I got in on Bonanza before the big rush began.

"Oh, those Dawson days, and the sin and the blaze, and the town all open wide!
(If God made me in His likeness, sure He let the devil inside.)
But we all were mad, both the good and the bad, and as for the women, well –
No spot on the map in so short a space has hustled more souls to hell.

"Money was just like dirt there, easy to get and to spend.
I was all caked in on a dance-hall jade, but she shook me in the end.
It put me queer, and for near a year I never drew sober breath,
Till I found myself in the bughouse ward with a claim staked out on death.

"Twenty years in the Yukon, struggling along its creeks;
Roaming its giant valleys, scaling its god-like peaks;
Bathed in its fiery sunsets, fighting its fiendish cold –
Twenty years in the Yukon . . . twenty years – and I'm old.

"Old and weak, but no matter, there's `hooch' in the bottle still.
I'll hitch up the dogs to-morrow, and mush down the trail to Bill.
It's so long dark, and I'm lonesome – I'll just lay down on the bed;
To-morrow I'll go . . . to-morrow . . . I guess I'll play on the red.

". . . Come, Kit, your pony is saddled. I'm waiting, dear, in the court . . .
. . . Minnie, you devil, I'll kill you if you skip with that flossy sport . . .
. . . How much does it go to the pan, Bill? . . . play up, School, and play the game . . .
. . . Our Father, which art in heaven, hallowed be Thy name . . ."

This was the song of the parson's son, as he lay in his bunk alone,
Ere the fire went out and the cold crept in, and his blue lips ceased to moan,
And the hunger-maddened malamutes had torn him flesh from bone.

Шоргин Сергей
04.03.2007 13:22
R.W.Service
The Call of the Wild

------------------------

Have you gazed on naked grandeur where there's nothing else to gaze on,
Set pieces and drop-curtain scenes galore,
Big mountains heaved to heaven, which the blinding sunsets blazon,
Black canyons where the rapids rip and roar?
Have you swept the visioned valley with the green stream streaking through it,
Searched the Vastness for a something you have lost?
Have you strung your soul to silence? Then for God's sake go and do it;
Hear the challenge, learn the lesson, pay the cost.

Have you wandered in the wilderness, the sagebrush desolation,
The bunch-grass levels where the cattle graze?
Have you whistled bits of rag-time at the end of all creation,
And learned to know the desert's little ways?
Have you camped upon the foothills, have you galloped o'er the ranges,
Have you roamed the arid sun-lands through and through?
Have you chummed up with the mesa? Do you know its moods and changes?
Then listen to the Wild – it's calling you.

Have you known the Great White Silence, not a snow-gemmed twig aquiver?
(Eternal truths that shame our soothing lies.)
Have you broken trail on snowshoes? mushed your huskies up the river,
Dared the unknown, led the way, and clutched the prize?
Have you marked the map's void spaces, mingled with the mongrel races,
Felt the savage strength of brute in every thew?
And though grim as hell the worst is, can you round it off with curses?
Then hearken to the Wild – it's wanting you.

Have you suffered, starved and triumphed, groveled down, yet grasped at glory,
Grown bigger in the bigness of the whole?
"Done things" just for the doing, letting babblers tell the story,
Seeing through the nice veneer the naked soul?
Have you seen God in His splendors, heard the text that nature renders?
(You'll never hear it in the family pew.)
The simple things, the true things, the silent men who do things –
Then listen to the Wild – it's calling you.

They have cradled you in custom, they have primed you with their preaching,
They have soaked you in convention through and through;
They have put you in a showcase; you're a credit to their teaching –
But can't you hear the Wild? – it's calling you.
Let us probe the silent places, let us seek what luck betide us;
Let us journey to a lonely land I know.
There's a whisper on the night-wind, there's a star agleam to guide us,
And the Wild is calling, calling . . . let us go.

Шоргин Сергей
04.03.2007 13:23
R.Service
THE LONE TRAIL

-----------------

Ye who know the Lone Trail fain would follow it,
Though it lead to glory or the darkness of the pit.
Ye who take the Lone Trail, bid your love good-by;
The Lone Trail, the Lone Trail follow till you die.


The trails of the world be countless, and most of the trails be tried;
You tread on the heels of the many, till you come where the ways divide;
And one lies safe in the sunlight, and the other is dreary and wan,
Yet you look aslant at the Lone Trail, and the Lone Trail lures you on.
And somehow you're sick of the highway, with its noise and its easy needs,
And you seek the risk of the by-way, and you reck not where it leads.
And sometimes it leads to the desert, and the togue swells out of the mouth,
And you stagger blind to the mirage, to die in the mocking drouth.
And sometimes it leads to the mountain, to the light of the lone camp-fire,
And you gnaw your belt in the anguish of hunger-goded desire.
And sometimes it leads to the Southland, to the swamp where the orchid glows,
And you rave to your grave with the fever, and they rob the corpse for its clothes.
And sometimes it leads to the Northland, and the scurvy softens your bones,
And your flesh dints in like putty, and you spit out your teeth like stones.
And sometimes it leads to a coral reef in the wash of a weedy sea,
And you sit and stare at the empty glare where the gulls wait greedily.
And sometimes it leads to an Arctic trail, and the snows where your torn feet freeze,
And you whittle away the useless clay, and crawl on your hands and knees.
Often it leads to the dead-pit; always it leads to pain;
By the bones of your brothers ye know it, but oh, to follow you're fain.
By your bones they will follow behind you, till the ways of the world are made plain.

Bid good-by to sweetheart, bid good-by to friend;
The Lone Trail, the Lone Trail follow to the end.
Tarry not, and fear not, chosen of the true;
Lover of the Lone Trail, the Lone Trail waits for you.
Шоргин Сергей
04.03.2007 13:25
R.W.Service
My Madonna

-------------------

I haled me a woman from the street,
Shameless, but, oh, so fair!
I bade her sit in the model's seat
And I painted her sitting there.
I hid all trace of her heart unclean;
I painted a babe at her breast;
I painted her as she might have been
If the Worst had been the Best.
She laughed at my picture and went away.
Then came, with a knowing nod,
A connoisseur, and I heard him say;
"'Tis Mary, the Mother of God."
So I painted a halo round her hair,
And I sold her and took my fee,
And she hangs in the church of Saint Hillaire,
Where you and all may see.

----------

Пока всё...
Шоргин Сергей
04.03.2007 13:30
Александр,
я захожу во все стихи, но редко оставляю комментарии. Чаще баллы. :-)
Потому что писать комменты типа "Как это хорошо! - С теплом, Сергей" я не очень люблю. Краткие комментарии такого типа я оставляю только в случаях, когда действительно ОЧЕНЬ понравилось. Баллы оставляю чаще.
А "критические" замечания я мог бы оставлять в 90% стихотворений "Рифмы". Но я уже писал об этом:

...Ваша критика - образчик донкихотства.
Я же слаб - и никому не буду критик.


А Ваши стихи, Саша, мне нравятся, иногда - очень. Когда очень, я об этом пишу. :-)
Ахадов Эльдар
08.05.2007 18:58
Переводы Шоргина очень достойны по причине того, что они имеют собственную ценость и сделаны выдающимся автором.

{предыдущее автора] [следующее автора}
{предыдущее по хронологии] [следующее по хронологии}

Написать модератору
Партнеры:
Поэтический конкурс «Птица» имени Игоря Царёва

Rambler's Top100

Идея и подержка (c) Бочаров Дмитрий Викторович 2003-2013
php+sql dAb 2003-2005
Техническая поддержка -
пишите_в_теме_rifma-help